Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Откровение 1 Маргарита Алакок. Откровения Откровение 3

Маргарита Мария Алакок. 2-е Откровение (1674-06-??)

Второе откровение Маргариты Марии Алакок не имеет точной даты. Известно только, что произошло оно в 1674 еще до приезда осенью в Парей отца де ла Коломбьера. Поскольку Святые Дары были выставлены для поклонения, это могло случиться либо на Благовещенье, либо в неделю после праздника Тела Христова. Так как, по уверениям святой, откровение произошло в первую пятницу месяца, то скорее всего, это случилось в начале июня, в пятницу недели праздника Тела Христова.

Любящее Сердце Иисуса — живой источник пламени

Маргарита Мария так описывает начало откровения:

Однажды, когда Святые Дары были выставлены для поклонения, моя душа была поглощена необычным размышлением, Иисус Христос, мой добрый Владыка, явил Себя мне. Он сиял славой; Его пять ран блистали как пять солнц. Пламя вырывалось из всех частей Его священной человечности, но особенно из Его Божественной груди, которая была подобна печи, и которая, раскрывшись, показала мне Его любящее и благожелательное Сердце, живой источник этого пламени.

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. Июнь, 1674 г.
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Если в первом откровении, 27 декабря 1673 года, Иисус предстал перед святой как добрый Друг, как Отец, заботящийся о своих заблудших детях, и позволил ей даже покоится на Его груди.

То во втором откровении она видит Его в пылающем пламени, как разгневанного Супруга, непризнанного Царя, требующего возмещения от рода человеческого за его грехи перед Ним. Св. Маргарита Мария, со страхом и любовью, созерцала Его.

Господь желает ответной любви

Он раскрыл для меня необъяснимое чудо Его чистой любви, и как преизбыточно Он принес ее ради любви к людям, от которых Он получил лишь неблагодарность:

“Это намного более мучительно для Меня, чем все, что Я претерпел в Моих Страстях. Если бы люди воздали Мне какой-то ответной любовью, Я должен счесть за малость все, что Я сделал для них, и должен желать, если бы это случилось, перестрадать все снова; но они встречают Мою жаждущую любовь холодностью и отказом. По крайней мере, ты утешь и обрадуй Меня, восполнив сколько только сможешь за их неблагодарность.”

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. Июнь, 1674 г.
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Если в первом откровении Иисус призвал к почитанию Своего Святейшего Сердца, открыв свою пламенную любовь. То во втором откровении Господь объясняет смысл этого почитания. Он призывает все чистые, благочестивые души дать Ему утешение любовью и обожанием, сколько только возможно, за неблагодарность и безразличие тех, кто Его не любит.

Маргарита Мария объяснила, что она неспособна выполнить такое важное дело.

Иисус сказал:
“Не бойся, смотри, здесь то, что предоставит все, что необходимо тебе.”
И в это мгновение Божественное Сердце открылось и оттуда вырвалось пламя столь жаркое, что я решила, что оно меня сожжет.

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. 1674 год
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Маргарита Мария, пронизанная насквозь испепеляющим пламенем, умоляла Господа сжалиться над ней.

“Ничего не бойся, я буду твоей силой. Выслушай только, чего я желаю от тебя, чтобы подготовить тебя для выполнения Моих намерений.”

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. 1674 год
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Господь затем попросил святую о двух вещах:
во-первых, общаться с Ним каждую первую пятницу месяца, чтобы приносить Ему покаяние за оскорбления;
во-вторых, вставать на молитву между одиннадцатью и двенадцатью часами ночи между четвергом и пятницей каждую неделю и в земном поклоне простираться в течение часа во искупление грехов человеческих и во утешение Его Сердца за всеобщее оставление, по сравнению с которым слабость апостолов в Гефсиманском саду была лишь слабой прелюдией.

Все это время я была без сознания. Я не осознавала, где я находилась. Несколько сестер пришли, чтобы забрать меня, и видя, что я не могла ни отвечать, ни стоять на ногах, привели меня к нашей матери-настоятельнице, которая нашла, что я не в себе, вся дрожу, как бы в горячке.

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. 1674 год
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Когда Маргарита Мария рассказала, что произошло, матушка Сумэз пристыдила ее до глубины души.

Что доставило мне крайнее удовольствие, вызвало у меня невыразимую радость, так как я чувствовала себя последней преступницей, была полна крайнего смятения, так что даже это строгое наказание казалось мне слишком мягким.

Огонь, который пожирал меня, держал меня в постоянном жару; но я слишком радовалась страданиям, чтобы жаловаться на температуру. Я никогда не говорила о ней, пока мои силы полностью не исчезли. Никогда я не получала столько утешения.

Все тело мое было истерзано величайшей болью, и радость от страданий немного облегчала ту палящую жажду, от которой я мучилась. Этот пожирающий огонь не мог быть поддержен или удовлетворен ничем, кроме древа креста, а именно: презрениями всех видов, унижениями и болью. Никогда мои телесные страдания не были равны тому, что я испытывала от недостатка страданий. Сестры были уверены, что я должна умереть.

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. 1674 год
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Доктор испробовал все способы, чтобы уменьшить жар. И в конце концов обьявил, что 60 дней не мог сбить лихорадку никакими лекарствами. Тогда настоятельница прибегла к крайнему средству. У постели умирающей она потребовала, чтобы по послушанию сестра попросила у Бога выздоровления, и это будет рассматриваться как знак, что все происходящее с Маргаритой Марией носит сверхестественный характер. В таком случае, пообещала она, сестре будет разрешено причащаться каждую первую пятницу месяца и вставать на Святой час ночью между четвергом и пятницей. Маргарита испытывала сильное отвращение к просьбе о прекращении ее страданий, опасаясь быть услышанной Богом. Но по послушанию, она стала молиться. Сразу, после короткой молитвы, температура спала. Пульс пришел в норму и доктор с удивлением констатировал, что больная исцелилась. Маргарита поднялась, вскоре ее здоровье полностью восстановилось.

По слову настоятельницы сестра получила возможность соблюдать первые пятницы и Святой час.

Между тем, матушка Сумэз все больше сомневалась. Исцеление, которое было похоже на чудо, да возможно и было чудом, заставило ее самым серьезным образом задуматься над правомерностью признания неоспоримой святости сестры Маргариты. Но, с другой стороны, Маргарита еще очень молода, ей всего двадцать шесть лет, и в монастыре она всего-то два года. Более того, откровения, о которых она рассказывает, слишком необычны. Не иллюзии ли это, которых надо бояться?

В конце концов, настоятельница решилась посоветоваться с "учеными мужами". И впервые нарушила молчание. То ли Маргариту, такую робкую и смиренную, неправильно поняли, то ли советчики матушки были предвзятого мнения об сверхъестественных явлениях, что нередкая вещь среди священников и благочестивых монахов, но ее совещания привели к заключению, что в случае Маргариты Марии было много фантазии, немного природного темперамента, и, возможно, даже обман чувств злым духом, так искусно замаскированным, что добрая сестра не различает его.

Осужденная своим начальством и духовниками, бедная Маргарита Мария не знала, какую сторону принять.

Я делала все возможное, чтобы противостоять моему внутреннему влечению, веря, что я конечно же ошибаюсь. Но не могла добиться успеха. Я уже не сомневалась, что была покинута, так как мне сказали, что это не был Дух Божий, который мною управлял; и все же, для меня было невозможно противостоять Духу, который меня тронул.

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. 1674 год
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Однажды, изливая свою жалобу у ног Господа, ей показалось, что она услышала голос, говорящий: "Имей терпение и жди Моего слугу." Она не знала, чтобы значили эти слова, но они несколько утешили ее и дали почувствовать, Господь Бог придет ей на помощь в Свое собственное время.

Все было в таком состоянии когда матушка Сумэз объявила, что в их общине состоится религиозная лекция, которую прочтет только что прибывший в Паре иезуит, который имеет репутацию красноречивого проповедника.

Это был отец де ла Коломбьер.
Удивительно, что этого человека, несмотря на молодость уже известного, с многообещающим будущим, послали в такое захолустье как Паре. В последующих событиях мы увидим божественную цель его миссии.

Отец де ла Коломбьер прибыл во время наибольшего затруднения. Это было время после второго откровения, так плохо понятого "учеными мужами" в Паре, и преддверие третьего и последнего откровения, наиболее важного из всех. Короче, он должен был пролить свет среди тьмы.

Сестра Маргарита Мария пришла вместе с другими сестрами на лекцию. Имя де ла Коломбьера не произвело на нее ни малейшего впечатления. Он не успел еще и рта раскрыть, как Маргарита отчетливо услышала следующие слова: "Вот кого Я посылаю к тебе."

Привыкши ждать моментов Бога, не ожидая их, едва взглянув на отца, она обратилась к Богу, который послал его, с просьбой позаботиться, чтобы отец узнал о ней.

Через несколько дней отец де ла Коломбьер вернулся и попросил прийти к нему сестру Маргариту Марию.

Хоть я и знаю, что это желание Бога, чтобы я беседовала с ним, и все-таки я чувствую глубокое нерасположение отвечать на его вызов.

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. 1674 год
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Однако ее неприятие длилось недолго. Маргарита Мария доверила ему свои сердечные тайны. Беседа была долгой и сестра вернулась с нее просвещенной и утешенной.

Он уверил меня, что нечего было бояться в руководстве этого Духа, поскольку Он не выводил меня из послушания; что я должна следовать Его движениям, и отдать все мое существо Ему, чтобы быть принесенной в жертву и обреченной на заклание в соответствии с Его благоволением. Он восхищался великой благостью Бога нашего в том, что Он не оставил своего расположения к нам перед лицом такого сильного сопротивления. Он научил меня ценить дары Бога и получать с уважением и смирением частые общения и близкие приемы, которые Он мне оказывает.

Отец добавил, что моя благодарность за столь великую благость должна быть постоянной. Когда я сказал ему, что моя душа, не зная ни времени, ни места, настолько тесно была захвачена Государем Добра, что я не могла молиться вслух, не делая над собой принуждения такого сильного, что временами я оставалась с открытым ртом, не в силах произнести ни слова, и что это случалось, в частности, во время произнесения Розария, он сказал мне больше не делать таких усилий, и вслух читать только обязательные молитвы.

Когда я сказала ему что-то о специальных ласках и любящем союзе души, которые я получила от своего Возлюбленного, и которые я не могу описать здесь, он ответил, что у меня есть веская причина смирять себя и восхищаться вместе с ним поразительной милостью Бога ко мне.

Маргарита Мария Алакок. Второе Откровение. 1674 год
in Emile Bougaud, Life of Blessed Margaret Mary Alacoque, Ch.IX

Отец де ла Коломбьер не отстранился и не оставил сестры Маргариты Марии в трудный и решительный час ее третьего откровения. Он вновь поддержал и просветил сестру. Серьезно изучив последнее высшее послание, он вместе с сестрой посвятил себя Святейшему Сердцу Иисуса.

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2017    1260.org     Отказ от ответственности