Жена, облеченная в солнце
  1260.org  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Посвящение
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Ватикан
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Фатима. Секрет Фатимы Категория: Ватикан Третий Секрет Фатимы

Фатимское Послание

Конгрегация Вероучения

Введение

На пороге второго и третьего тысячелетий Папа Иоанн Павел II решил огласить текст третьей части Фатимской тайны.

После драматических и жестоких событий XX века, одного из самых мучительных во всей истории человечества, кульминацией которого стало жестокое покушение на жизнь Преемника ап. Петра, приоткрывается завеса над действительностью, делающей и толкующей историю в духовном плане, неподвластном современному, слишком рационалистическому мышлению.

Истории известно немало сверхъестественных явлений и знамений, которые, удивляя верующих и неверующих, оказывают влияние на развитие событий и сопровождают человека на его жизненном пути. Подобные явления, которые не должны противоречить сути вероучения, сходятся в главном, что проповедовал Христос: любовь Отца ведет людей к обращению и благословляет народы на то, чтобы они, в сыновнем почитании, вверили себя Ему. Подобное — и в Фатимском послании, содержащем в себе призыв к обращению и покаянию, кои являются сердцем Евангелия.

Фатимские явления, без сомнения — самые пророческие из всех, имевших место в современной истории. В первой и второй частях Тайны, которые мы приводим здесь для сохранения документальной полноты, говорится, прежде всего, о страшном видении ада, о почитании Непорочного Сердца Девы Марии, о Второй мировой войне и об огромном ущербе, который нанесет человечеству Россия, отрекшаяся от христианской веры и установившая коммунистический тоталитаризм.

В 1917 г. такого себе никто и представить не мог. А три пастушка в Фатиме видят, слушают и запоминают, а Лусия, дожившая до наших дней[1] свидетельница тех событий, описывает их по распоряжению епископа Лейрийского и соизволению Богородицы.

Мы приведем две первые части Тайны, которые уже не раз были опубликованы и хорошо известны из содержания «третьих воспоминаний» сестры Лусии, датированных 31 августа 1941 г.; в «четвертых воспоминаниях» (от 8 декабря 1941 г.) она приведет ряд дополнительных замечаний.

Третья часть Тайны была записана «по распоряжению Его Преосвященства епископа Лейрийского и Пресвятой Матери» 3 января 1944 г.

Рукописный текст существует в единственном экземпляре и воспроизводится здесь в виде фотокопии. Запечатанный конверт сначала хранился у епископа Лейрийского. Для полноты сохранения Тайны 4 апреля 1957 г. конверт был передан на хранение в Секретный архив Священной Канцелярии. Сестра Лусия была извещена об этом епископом Лейрийским.

В соответствии с записями, сделанными в книгах архива Его Преосвященством кардиналом Альфредо Оттавиани, 17 августа 1959 г. комиссар Священной Канцелярии священник доминиканец Пьер Поль Филипп отвез конверт с описанием третьей части Фатимской тайны Иоанну XXIII. Поколебавшись, Его Святейшество сказал: «Подождем. Я помолюсь и доведу свое решение до вашего сведения».[2]

Впоследствии Иоанн XXIII решил вернуть вновь запечатанное письмо Священной Канцелярии, не оглашая его содержания.

Павел VI прочитал письмо с заместителем государственного секретаря, Его Высокопреосвященством архиепископом Анджело Дель Аква 27 марта 1965 г., — и вновь отправил конверт в архив Священной Канцелярии, решив не публиковать его текст.

В свою очередь, Иоанн Павел II 18 июля 1981 г. пожелал ознакомиться с третьей частью тайны после покушения на его жизнь 13 мая 1981 г. Его Высокопреосвященство кардинал Франьо Сепер, префект Конгрегации, вручил заместителю государственного секретаря моненьору Эдуардо Мартинесу Сомало два конверта: белый, с рукописным текстом сестры Лусии на португальском языке, и оранжевый, с переводом Тайны на итальянский язык. 11 августа монсеньор Сомало вернул оба конверта в архив.[3]

Известно, что Папа Иоанн Павел II уже тогда задумался о посвящении мира и народов Непорочному Сердцу Девы Марии, и даже сам написал молитву, названную им «Акт посвящения». Она прозвучала в базилике Санта Мария Маджоре 7 июня 1981 г., в торжество Пятидесятницы; этот день был выбран для празднования 1600-й годовщины Первого Константинопольского и 1500-й годовщины Эфесского Соборов. Папа не мог присутствовать на торжествах и выступил с радиообращением. Мы приводим часть текста «Акта посвящения» мира и народов Непорочному Сердцу Богородицы:

«О Матерь людей и народов! Тебе известны все страдания и надежды их, Ты по-матерински переживаешь борьбу добра и зла, света и тьмы, коя сотрясает мир. Услышь глас наш, Святым Духом направляемый прямо к Сердцу Твоему, и обними с любовью, присущей Матери и Рабе Господней, тех, кто больше всего нуждается в этом объятии и, в то же время, тех, чьего посвящения Ты ждешь прежде всего. Прими под материнскую опеку Свою всю семью человеческую, которую мы с нежностью и восторгом, препоручаем Тебе, о Матерь. И да приблизится для всех людей время мира и свободы, время истины, справедливости и надежды».[4]

Но, чтобы наилучшим образом осуществить завет Богородицы, Папа намерен совершить более полный Акт посвящения 7 июня 1981 г., в Святой год Искупления, а затем повторить его 13 мая 1982 г. в Фатиме. 25 марта 1984 г., когда весь мир отмечает торжество Благовещения, на площади св. Петра, в духовном единении со всеми епископами мира, приглашенными для участи в Акте посвящения, Папа вверяет Непорочному Сердцу Девы Марии мир и народы. Речь Святого Отца схожа со словами, произнесенными им в 1981 году:

«И посему, о Матерь людей и народов, Тебе известны все их страдания и надежды, Ты по-матерински переживаешь борьбу добра и зла, света и тьмы, которая губит мир. Услышь же глас наш, воодушевленный Святым Духом и идущий прямо к Твоему Сердцу. Обними с любовью, присущей Матери и Рабе Господней, наш мир человеческий, каковой мы, обеспокоенные судьбой земной и вечной людей и народов, посвящаем и поручаем Тебе.

Особо мы препоручаем и посвящаем Тебе тех людей и те народы, которые в этом посвящении нуждаются больше всего.

Мы прибегаем к Твоему покровительству, Пресвятая Богородица!

Призри на моления наши, ибо пребываем мы в испытании!».

И Папа с еще большей страстью вспоминает те страшные предсказания, которые, к несчастью, уже свершились; он почти цитирует Фатимское послание:

«Пребывая ныне пред Тобой, Матерь Христова, пред Твоим Непорочным Сердцем, мы желаем вместе со всей Церковью присоединиться к Твоему Сыну, из любви к нам посвятившему Самого Себя Отцу Своему: «И за них Я посвящаю Себя, чтобы и они были освящены истиною» (Ин 17, 19). Мы желаем соединиться с Искупителем в этом посвящении мира и человечества, которое в Его Божественном Сердце черпает силу стяжать прощение и действительное воздаяние.

Сила сего посвящения неизменима во все времена и для всех людей, народов, наций; оно преодолевает то зло, которое дух тьмы может пробудить в сердце человека и в его истории и которое он на самом деле пробуждает в наши времена.

О, как глубоко мы чувствуем необходимость этого посвящения для мира и человечества: современному миру необходимо единение с Самим Христом! В искупительной миссии Христа посредством Церкви должен участвовать весь мир.

Доказательством тому служит год Искупления: необычный юбилей для всей Церкви.

Будь благословенна в этот Святой год более любого существа, Раба Господня, беззаветно последовавшая Божественному зову!

Будь благословенна Ты, Которая полностью соединилась с искупительным посвящением Своего Сына!

Матерь Церкви! Просвети народ Божий на путях веры, надежды и милосердия! А особенно просвети народы, посвящения коих Ты ждешь от нас. Позволь нам жить истиной посвящения Христу за весь род человеческий в современном мире.

Вверяя Тебе, о Матерь, мир, всех людей и все народы, мы передаем Тебе само посвящение мира, вкладывая его в Твое материнское Сердце.

О Непорочное Сердце! Помоги нам преодолеть зло, с такой легкостью вселяющееся в сердца людей и имеющее огромные последствия, поскольку уже довлеет оно над жизнью нынешней и перекрывает путь к будущему.

От голода и войн, избави нас!

От атомной войны, от неисчислимых разрушений и от всякой войны, избави нас!

От грехов против жизни человека с его первых мгновений, избави нас!

От ненависти и от унижения достоинства сынов Божиих, избави нас!

От всякой несправедливости в жизни общественной, национальной и международной, избави нас!

От легкого попрания заповедей Божиих, избави нас!

От попыток скрыть в сердце человеческом Божественную истину, избави нас!

От утраты осознания добра и зла, избави нас!

От греха против Святого Духа, избави нас, избави нас!

Услышь, о Матерь, этот призыв, исполненный страданий всех людей! Исполненный страданий целых обществ!

Силой Святого Духа помоги нам преодолеть всякий грех: грех человеческий и «грех мира», то есть грех во всех его проявлениях.

И да проявится вновь в истории мира бесконечная спасительная сила Искупления: сила милосердной любви! И да сдержит она зло! И да воздействует она на сознание! И да проявится для всех в Твоем Непорочном Сердце свет Надежды!».[5]

Сестра Лусия лично подтвердила, что этот торжественный всемирный Акт посвящения соответствует пожеланиям Девы Марии (“Sim, estб feita, tal como Nossa Senhora a pediu, desde o dia 25 de Marзo de 1984” — «Да, 25 марта 1984 г. все было совершено так, как просила Дева Мария». Письмо от 8 ноября 1989 г.). А посему споры и возражения потерли всякий смысл.

Помимо рукописей текстов сестры Лусии, в документы вошли также и четыре текста: 1) Письмо Святого Отца сестре Лусии, датированное 19 апреля 2000 г.; 2) Запись беседы с сестрой Лусией 27 апреля 2000 г.; 3) Сообщение, 13 мая зачитанное в Фатиме Госсекретарем Ватикана кардиналом Анджело Содано по просьбе Святого Отца; 4) Богословский комментарий Его Высокопреосвященства кардинала Йозефа Ратцингера, префекта Конгрегации Вероучения.

В письме, направленном Святому Отцу 12 мая 1982 г., сестра Лусия поясняет, как следует толковать третью часть Тайны: «Третья часть Тайны касается слов Девы Марии: «В противном случае она [Россия] распространит свои заблуждения по всему миру, сея войны и преследуя Церковь. Праведники станут мучениками, Святой Отец будет много страдать, целые нации будут уничтожены» (13.07.17).

Третья часть Тайны — это символическое откровение, относящееся к той части Послания, которое исполняется в зависимости от того, принимаем ли мы просьбу, изложенную, собственно, в Послании: «Если услышите вы Мои просьбы, Россия обратится, и познают покой; а нет, так распространит она свои заблуждения по всему свету, и т. д.».

Мы не услышали этот призыв Послания, и посему свершилось предсказанное, и Россия заполонила мир своими заблуждениями. И если и не сбылось предсказанное это до конца, то сбудется оно уже в ближайшее время, если не сойдем мы с пути греха, ненависти, мести, несправедливого попрания прав человека, аморальности и жестокости, и т. д.

И не говорите, что это Господь нас наказывает; люди сами готовят себе наказание. Бог нас только предупредил, Он зовет нас на путь истинный и с полным уважением к данной нам свободе; посему ответственность за все несут люди».[6]

Решение Святого Отца Иоанна Павла II сделать достоянием гласности третью часть Фатимской тайны основано на том, что наша история отмечена человеческим тщеславием, стремлением к власти и беззаконием, но она не лишена и милости Божией, заботы Матери Иисуса и Церкви. Деяния Бога, Творца истории, и совместная ответственность человека в плодотворном использовании своей свободы — вот два столба, на которых зиждется история человечества. В Своих явлениях в Фатиме Пресвятая Дева призвала нас вспомнить эти забытые истины, вспомнить о том будущем человека в Боге, в котором нам надлежит деятельное и ответственное участие.

Архиепископ ТАРЧИЗИО БЕРТОНЕ, SDB
Архиепископ Верчелли на покое, Секретарь Конгрегации Вероучения

ФАТИМСКАЯ ТАЙНА

Первая и вторая части Тайны, описанные сестрой Лусией в «третьем воспоминании» 31 августа 1941 г. для епископа Лейрийского и Фатимского

(текст оригинала)


(перевод)[7]

Для этого придется сначала поговорить о Тайне вообще и ответить на первый вопрос: что такое Тайна?

Мне кажется, я уже могу об этом говорить, ибо было мне разрешение Небес. Наместники Бога на земле не раз уже мне позволяли это сделать и написали мне не одно письмо; одно из них, если не ошибаюсь, от отца Жозе Бернарду Гонсалвеша, еще у Вас, Ваше Преосвященство. Это то самое письмо, в котором он призывает меня написать Святому Отцу. И в нем он, в частности, просит меня рассказать о Тайне. Что-то в этом роде. Но чтобы не писать длинного повествования, я напишу лишь о самом главном, оставив Господу решать, стоит ли предоставлять мне для этого более подходящий момент.

Уже во втором письме я изложила сомнения, мучившие меня с 13 июня по 13 июля, которые потом рассеялись.

Итак, Тайна состоит из трех разных частей, о двух из них я напишу.

Первая — это видение ада.

Дева Мария показала нам море огня, бушевавшего как бы под землей. И в этом огне бесы и души с человеческими очертаниями, словно прозрачные и бронзовые угли, раскачивались на языках пламени, которые с тучами дыма из них же и исходили в разных направлениях, как искры от большого пожара, невесомые, колышущиеся, среди воплей и стонов боли и отчаяния, которые ужасали и от которых дрожь бежала по телу. А демоны выделялись среди них невиданными звериными формами, но были они прозрачны и черны. Видение это продолжалось всего один миг, за что и благодарили мы нашу Матерь Небесную. Если бы перед тем не пообещала Она нам взять к Себе на Небо (во время первого Явления), мы бы, я думаю, умерли от страха и ужаса.

Мы подняли глаза к Богородице, Которая произнесла с мягкой грустью:

«Вы видели ад, куда отправляются души несчастных грешников. И дабы спасти их, Господь учредит на Земле почитание Моего Непорочного Сердца. Если сделаете то, что Я скажу, многие души спасутся и познают покой. Война окончится, но если не прекратится оскорбление Господа, то в Понтификат Пия XI начнется другая, еще более ужасная. Когда увидите вы ночь, освещенную невиданным светом, знайте — то знамение о том, что Господь идет наказывать мир за преступления его, и наказанием будет война, голод и притеснение Церкви и Святого Отца. Чтобы избежать этого, приду Я просить посвящения России Моему Непорочному Сердцу и покаянного причащения в первые субботы. Если просьбы Мои будут услышаны, Россия обратится, и познают покой; а нет, то заблуждения ее распространятся по миру, будут войны и гонения на Церковь. Праведники станут мучениками, Святой Отец будет много страдать; целые народы будут уничтожены. Но, в конце, Мое Непорочное Сердце Восторжествует. Святой Отец посвятит Мне Россию, которая обратится, и миру на некоторое время будет дарован мир.»[8]

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ ТАЙНЫ

(текст оригинала)




(перевод)[9]

«И.М.И.

Третья часть Тайны, открытой 13 июля 1917 г. в Кова да Ирия, Фатима.

Пишу, повинуясь Тебе, Господь наш, поскольку Ты приказываешь мне это сделать устами Его Преосвященства епископа Лейрийского и Твоей и моей Пресвятой Матери.

После того, как были показаны нам два видения, которые я уже описала, слева от Богородицы, чуть выше Нее увидели мы ангела с огненным мечом в левой руке; клинок переливался и излучал языки пламени, которые, казалось, подожгут мир; но, едва коснувшись света, исходившего в направлении меча из правой руки Девы Марии, они тут же гасли; ангел, указуя правой рукой на землю, громко произнес: Покаяние! Покаяние! Покаяние! И вдруг в ярком свете увидели мы Господа: «как сквозь тусклое стекло, когда видим в нем человека». Епископ, одетый в белое — «мы были уверены, что это Святой Отец» — и другие епископы, священники, монахи и монахини поднимались по крутой горе, на вершине которой возвышался большой крест, сколоченный из грубо обтесанных бревен, а может, из необтесанного пробкового дерева; по дороге на гору Святой Отец пересек большой наполовину разрушенный город; дрожа, он шел на подкашивающихся ногах, с болью и горечью молясь за души почивших, чьи тела попадались ему на пути; а когда поднялся он на вершину и пал на колени перед великим крестом, был убит он солдатами, выстрелившими в него пулями и стрелами; и так же точно умирали один за другим и другие епископы и священники, монахи и монахини, миряне, дамы, господа разных сословий и положений. А под перекладиной креста стояли два ангела с хрустальными кропильницами, в кои собирали кровь мучеников и из коих кропили они души, приближавшиеся к Богу.

Туй, 3.01.1944 г.»

ТОЛКОВАНИЕ ТАЙНЫ

ПИСЬМО ЕГО СВЯТЕЙШЕСТВА ПАПЫ ИОАННА ПАВЛА II СЕСТРЕ ЛУСИИ

Достопочтенной сестре Марии Лусии в Монастыре города Куимбры

В радостные пасхальные торжества приветствую Вас словами, с которыми Воскресший Христос обратился к Своим ученикам: «Мир тебе!».

Меня ждет счастье лицезреть Вас в долгожданный день причисления к лику блаженных Франсишку и Жасинты 13 мая, если будет на то воля Божия.

Принимая во внимание, что в этот день времени для беседы у нас не будет и я смогу лишь кратко поприветствовать Вас, я попросил Его Преосвященство монсеньора Тарчизио Бертоне, секретаря Конгрегации Вероучения, съездить побеседовать с Вами. Именно эта Конгрегация наиболее тесно сотрудничает с Папой в вопросах защиты католического вероучения. У нее с 1957 г. хранится Ваше рукописное письмо, в котором Вы описываете третью часть Тайны, коя была Вам открыта 13 июля 1917 г. в Кова-да-Ирия, в Фатиме.

Монсеньор Бертоне едет к Вам в сопровождении монсеньора Серафима де Соуза Феррейра-и-Силва, дабы от моего имени задать Вам несколько вопросов, касающихся третьей части Тайны.

Достопочтенная сестра Лусия, Вы можете открыть монсеньору Бертоне все, ничего не утаивая. Он передаст мне Ваши слова в точности.

Я страстно молю Матерь воскресшего, за Вас, достопочтенная сестра, за Вашу Куимбрскую общину и за всю Церковь. Мария, Матерь странствующего человечества! Не дай нам отойти от Иисуса, Сына Твоего Любимого и Брата нашего, Повелителя жизни и славы.

Примите мое особое Апостольское благословение,

ИОАНН ПАВЕЛ II
Ватикан, 19 апреля 2000 г.

БЕСЕДА
С СЕСТРОЙ МАРИЕЙ ЛУСИЕЙ ИИСУСА
И НЕПОРОЧНОГО СЕРДЦА ДЕВЫ МАРИИ

Встреча сестры Лусии с Его Высокопреосвященством архиепископом Тарчизио Бертоне, секретарем Конгрегации Вероучения, посланником Святого Отца, и с Его Высокопреосвященством архиепископом Серафимом де Соуза Феррейра-и-Силва, ординарием Лейрии и Фатимы, состоялась в четверг 27 апреля 2000 г. в кармелитском монастыре св. Терезы в Коимбре.

Сестра Лусия рассуждала спокойно и ясно. Она выразила радость по поводу того, что Святой Отец собирается в Фатиме причислить к лику блаженных Франсишку и Жасинту, о чем сестра Лусия давно мечтала.

Епископ Лейрийский и Фатимский зачитал письмо, написанное рукой Святого Отца, в котором разъяснялись причины визита. Сестра Лусия сказала, что для нее это большая честь, и с удовольствием держа письмо в своих руках, лично перечла его. Она сказала, что готова откровенно ответить на любые вопросы.

Тогда монсеньор Тарчизио Бертоне показал ей два конверта: один был вложен в другой. В первом лежало описание третьей части Фатимской тайны. Едва коснувшись пальцами бумаги, вложенной во внутренний конверт, сестра Лусия воскликнула: «Это мое письмо!», а прочитав его, добавила: «Да, это мое письмо».

Оригинальный текст, написанный на португальском языке, был прочитан с помощью епископа Лейрийского и Фатимского. Сестра Лусия подтвердила, что третья часть «тайны» являет собой пророческое видение, сродни тем, что описаны в Священном Писании. Она вновь заявила, что Фатимские явления касаются, прежде всего, борьбы атеистического коммунизма с Церковью и христианами и описала великие страдания, которые ждут отступников от веры в XX веке.

Когда ее спросили, является ли Понтифик главным лицом этого видения, сестра Лусия ответила утвердительно и напомнила о том, как три пастушка переживали за Папу, а Жасинта тогда все повторяла: «Coitadinho do Santo Padre, tenho muita pena dos pecadores!» — «Бедненький Святой Отец, он очень страдает из-за грешников!». Сестра Лусия продолжала: «Мы не знали имени Папы, Пресвятая Дева Мария не назвала нам его имени. Мы не видели, был ли то Бенедикт XV, Пий XII, Павел VI или Иоанн Павел II, но Папа страдал и мы из-за этого очень переживали».

Что до описания епископа, одетого во все белое, то есть Святого Отца (в чем пастушки не сомневались), который получил смертельное ранение и пал на землю, то сестра Лусия полностью согласилась с утверждением Папы: «Траекторию пули изменила Материнская рука, и тяжело раненый Папа остановился на самом пороге смерти» (Иоанн Павел II. Размышления с итальянскими епископами в клинике Джемелли, 13 мая 1994 г.).

По поводу того, что перед тем, как вручить запечатанный сургучом конверт с третьей частью Тайны епископу Лейрийскому и Фатимскому, сестра Лусия надписала на конверте, что позволяет вскрыть его Патриарху Лиссабонскому либо епископу Лейрийскому не раньше 1960 г., монсеньор Бертоне спросил: «Почему не ранее 1960 г.? Был ли этот срок означен Девой Марией?». Ответ сестры Лусии: «Нет, Дева Мария о нем не говорила. Я сама назначила 1960 г., следуя собственной интуиции. Мне казалось, что до 1960 г. никто не поймет, что понять его можно только после 1960 г. Сейчас оно более понятно. Я описала то, что видела; толковать его – не мое дело, это дело Папы».

В заключение речь зашла о рукописи сестры Лусии, в которой она отвечает на бесчисленные письма монахов и паломников. Труд, озаглавленный «Призыв Фатимского послания», представляет собой сборник размышлений, изложенных в форме молитв, в которых отражены ее чистые и простые чувства. На вопрос, хотела бы она, чтобы этот труд был напечатан, сестра Лусия ответила: «Если Святой Отец не будет возражать, я буду рада. В противном случае я подчиняюсь решению Святого Отца». Сестра Лусия хотела бы передать текст на одобрение церковных властей в надежде, что ее труд поможет наставить людей на путь, ведущий к Богу, к чему, в конечном итоге, стремится все человечество. В заключение беседы состоялся обмен четками: сестре Лусии были подарены четки Святого Отца. Она же, в свою очередь, передала несколько четок, изготовленных ею собственноручно.

Беседа была благословлена от имени Святого Отца.

РЕЧЬ ЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА КАРДИНАЛА АНДЖЕЛО СОДАНО,
ГОСУДАРСТВЕННОГО СЕКРЕТАРЯ СВЯТОГО ПРЕСТОЛА

По окончании торжественной Святой Мессы, совершенной под предстоятельством Иоанна Павла II в Фатиме, Государственный Секретарь кардинал Анджело Содано прочитал по-португальски следующую речь, которую мы приводим ниже в переводе.

Братья и сестры во Христе!

В заключение этой торжественной литургии я чувствую себя обязанным передать Святому Отцу Иоанну Павлу II самые сердечные пожелания от имени всех здесь собравшихся, в связи с его приближающимся 80-летием, а также выразить нашу признательность за его драгоценное пастырское руководство Святой Церковью Божьей и пожелать ему от имени всей Церкви всего наилучшего. Святой Отец поручил мне, по столь торжественному случаю, каким стал его визит в Фатиму, сообщить вам следующее. Как вы знаете, он прибыл в Фатиму причислить к лику блаженных двух pastorinhos (пастушков). Однако он желает ознаменовать свое паломничество еще одним выражением благодарности Пречистой Деве Марии за Ее покровительство, коим ознаменован весь его Понтификат. И заступничество это, судя по всему, имеет непосредственное отношение к «третьей части» Фатимской тайны.

Речь идет о пророческом видении сродни тем, что описаны в Священном Писании. То есть, речь не идет о фотографическом снимке будущих событий, а о многозначном описании событий, которые могут иметь место в неопределенном будущем, и в неопределенной последовательности. Таким образом, чтобы понять смысл сего послания, надо мыслить символами.

Фатимские видения касаются, прежде всего, борьбы атеистических систем с Церковью и христианами и великих страданий свидетелей веры последнего века второго тысячелетия. Это — бесконечный Крестный путь, по которому ведут нас Папы XX века.

«Молящийся за всех верующих епископ, одетый в белое», по убеждению пастушков — и недавно это было вновь подтверждено сестрой Лусией, — это Папа. Это он, после тяжелого подъема к Кресту посреди тел замученных епископов, священников, монахов, монахинь и мирян, падает замертво на землю, сраженный пулями и стрелами.

Во время покушения 13 мая 1981 г. «траекторию пули явно изменила Материнская рука», уверен Его Святейшество, которая позволила умирающему Папе остановиться на пороге смерти. (Иоанн Павел II. Размышления с итальянскими епископами в клинике Джемелии). Во время одного из визитов епископа Лейрийского и Фатимского в Рим Папа передал ему для Фатимы пулю, найденную в «джипе» после покушения. По инициативе епископа эта пуля была вставлена в корону, украшающую Богоматерь Фатимскую.

Затем события 1989 года привели к падению проповедующего атеизм коммунистического режима как в Советском Союзе, так и в различных странах Восточной Европы. Его Святейшество от всего сердца благодарит Пресвятую Богородицу и за это. К сожалению, в других частях света преследование Церкви и христиан, которому сопутствует бесконечное страдание, не прекращаются. Несмотря на то, что события, описанные в третьей части Фатимской тайны, по всей видимости, уже принадлежат прошлому, призыв к обращению и покаянию, сделанный Девой Марией в начале ХХ века, не потерял свое значимости и актуальности и сегодня. «Богоматерь Послания ясно читает знамения нашего времени. <…> Призыв Пресвятой Девы Марии к покаянию – ни что иное, как проявление Ее Материнской обеспокоенности за судьбы человечества, нуждающегося в обращении и прощении» (Иоанн Павел II. Послание ко Всемирному дню больных — 1997. N. 1, in: Insegnamenti di Giovanni Paolo II, XIX 2. — Cittа del Vaticano, 1996. — 561).

Дабы дать верующим возможность лучше понять послание Девы Марии Фатимской, Папа поручил Конгрегации Вероучения огласить третью часть Тайны с соответствующим комментарием.

Братья и сестры!

Возблагодарим Богоматерь Фатимскую за заступничество. Вверим Церковь третьего тысячелетия Ее Материнской опеке.

Sub Tuum praesidium confugimus, Sancta Dei Genetrix! Intercede pro Ecclesia. Intercede pro Papa nostro Ioanne Paulo II. Amen.

Фатима, 13 мая 2000 г.

БОГОСЛОВСКИЙ КОММЕНТАРИЙ

Внимательно прочтя текст третьей части Фатимской тайны, которая после стольких лет, наконец, по распоряжению Святого Отца, публикуется полностью, вы, скорее всего, будете разочарованы и удивлены тем, что вокруг нее было столько спекуляций. И Тайна-то вроде бы невелика; и с будущего не срывается завеса. В Тайне речь идет лишь о Церкви мучеников уходящего века и показана она языком символов, смысл которых нелегко понять. Неужели именно это Богородица хотела сообщить христианскому миру и всему человечеству в наши тяжелейшие и полные переживаний времена? Как нам это может помочь в начале нового тысячелетия? Не является ли это видение простой проекцией внутреннего мира детей, выросших в благочестивой атмосфере и пребывавших в страхе перед вызовами нашего времени? Как понимать это видение? Какие выводы можно из него сделать?

Откровение общее и откровения частные: их богословский статус

Прежде чем приступить к объяснению Фатимской тайны, что в общих чертах уже сделал кардинал Содано 13 мая в своем выступлении в Фатиме по завершении мессы, за которой предстоял Святой Отец, необходимо сделать некоторые разъяснения, касающиеся фундаментальных принципов учения Церкви о явлениях, подобных Фатимскому. Церковь различает «Откровение общее» и «откровения частные». Разница между ними — существенна, и касается она не только степени откровения. Говоря об «Откровении общем», мы подразумеваем Откровение Божие, адресованное всему человечеству. Свое письменное отражение оно нашло в Ветхом и Новом Завете. Его называют «Откровением» потому что в нем Бог постепенно открывает Себя людям, вплоть до того, что Сам становится человеком, чтобы привлечь мир к Себе и соединить его с Собой через Свое воплощенное Слово, Иисуса Христа. Речь, таким образом, не идет об интеллектуальных посланиях; речь идет о жизненном процессе, в котором Бог сближается с человеком. Естественно, что в этом процессе есть место и для разума, и для познания Божиих тайн. Подобный процесс вовлекает в себя всего человека и, следовательно, его разум, но не только. Поскольку Бог Един, то и история, которую Он переживает с человечеством, тоже едина; она значима для всех времён и наиболее полно проявилась в жизни, смерти и Воскресении Иисуса Христа. Во Христе бог сказал все, т. е. явил Себя полностью. Таким образом, Откровение было завершено с исполнением тайны Христа, как она отражена в Новом Завете. Объясняя завершенность Откровения, Катехизис Католической Церкви цитирует слова св. Иоанна Креста: «Поскольку Он дал нам Сына Своего, Который есть Слово Его, у Бога не иного слова, которое Он дал бы нам. Он разом все сказал нам в этом Едином Слове<…>; ибо все, что Он частично говорил пророкам, Он сказал во всей полноте в Сыне Своем, дав на Все, что есть Его Сын. Вот почему тот, кто хотел бы вопросить Его сегодня или пожелал бы видения или откровения, не только совершил бы безумие, но оскорбил бы Бога, не направив свой взор единственно на Христа, ища чего-то другого или нового» (см. ККЦ 65; Saint John of the Cross,The Ascent of Mount Carmel, II, 22).

Тот факт, что единственное Откровение Божие, предназначенное для всем народам, было завершено во Христе (что и засвидетельствовано в Новом Завете), связывает Церковь с уникальным явлением — Святым Преданием и Священным Писанием, которые являются и поручительством, и толкованием сего события. Однако это вовсе не означает, что Церковь должна теперь смотреть только в прошлое и заниматься бессмысленным повторением. Вот что говорит Катехизис Католической Церкви: «И все-таки, если Откровение и завершено, оно не полностью доступно нашему пониманию; христианской вере предстоит на протяжении веков проникать постепенно в глубины его смысла» (см. ККЦ 66). Оба эти аспекта — уникальность явления и процесс его понимания – нашли свое наиболее полное отражение в прощальных словах Господа, адресованных ученикам: «Еще многое имею сказать вам; но вы теперь можете вместить. Когда же придет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет… Он прославит Меня, потому что от моего возьмет и возвестит вам» (см. Ин 16, 12-14). С одной стороны, Дух — это проводник, раскрывающий дверь к познанию, которое раньше мы не могли понять, ибо нам не хватало предпосылок для того, чтобы нести бремя этого знания; вот широта и глубина христианской веры. С другой стороны, этот акт «наставления» равен «получению» от богатств Самого Иисуса Христа, чья неиссякаемая глубина проявляется в видении по воле Духа. В этом контексте Катехизис цитирует сокровенные слова папы Григория Великого: «слова Божии и тот, кто читает их, растут вместе» (ККЦ 94). Второй Ватиканский Собор отмечает три главных пути, по которым Святой Дух действует в Церкви и, следовательно, обеспечивает «возрастание Слова»: размышления и обучение верующих, глубокое восприятие духовного опыта и проповедь тех, «кто с епископским преемством принял достоверный благодатный дар истины» (см. Dei Verbum, п. 8).

В этом контексте и следует рассматривать «откровение частное», которое относится ко всем видениям и откровениям, свершившимся по завершении Нового Завета; именно под эту категорию и подпадает Фатимское послание. Вот что говорит по этому поводу Катехизис Католической Церкви: «В ходе веков бывали откровения, называемые «частными», некоторые из которых были признаны Церковью. <…> Их роль — не «улучшить» или «дополнить» Откровение Христово, но помочь жить более полно в определенную историческую эпоху» (ККЦ 67). Это разъясняет сразу две вещи:

1. Авторитет частных откровений существенно отличается от авторитета Откровения общего, которое требует от нас веры. И действительно, в нем — Сам Господь говорит с нами посредством человеческих слов и при посредничестве живой церковной общины. Вера в Бога и в Его Слово отличается от всякой другой веры, верования и человеческого мнения. Уверенность в том, что говорит именно Господь, вселяет в меня веру в то, что я нашел саму Истину; подобная вера не может быть более проверена ни одной формой человеческого знания. Именно на этой уверенности и строю я свою жизнь, на нее полагаюсь и в смерти.

2. Частное откровение — помощь в вере. Оно заслуживает признания потому, что обращается именно к единственному общему Откровению. Кардинал Просперо Ламбертини, позже ставший папой Бенедиктом XIV, пишет по этому поводу в своем классическом труде, который позже стал каноном при беатификации и канонизации: «Католическая вера происходит не из этих одобренных откровений, это вообще невозможно. Эти откровения требуют согласия человеческой веры, основанной на правилах, вызванных осторожностью, которые и делают их возможными и достойными религиозного поклонения». Фламандский богослов Э. Данис, знаток подобных материй, пишет, что для одобрения подобных откровений Церковью необходимы три условия: чтобы данное откровение не противоречило вере и благочестию; чтобы его можно было сделать достоянием гласности; чтобы верующим было позволено в благоразумной форме выражать свое поклонение (E. Danis. Sguardo su Fatima e bilancio di una discussione, in La Civiltа Cattolica, CIV (1953-II), 392-406, 397). Подобное откровение может оказаться существенно помощью для все более полного понимания и переживания Евангелия в наши дни; поэтому им не следует пренебрегать. Это предложенная помощь, но пользоваться ею вовсе не обязательно.

Критерием оценки истинности и ценности частного откровения является его христоцентричность. Если оно отдаляет нас от Христа и претендует на независимость или иной особый способ спасения, «лучший и более достойный», чем Новый Завет, тогда оно явно не от Святого Духа, Который ведет нас к Евангелию, а не от него. Это не исключает того, что частное откровение может высветить новые аспекты, явить новые формы благочестия, либо углубить и развить старые. Но во всем этом оно должно служить пищей для веры, надежды и любви, которые служат верным путем спасения. К этому можно добывать, что многие частные откровения являются результатом народного благочестия и в нем же отражаются, посылая ему новый импульс и порождая его новые формы. Это не исключает того, что частные откровения могут оказывать воздействие на саму литургию, как это показывает, например, праздник Пресвятых Тела и Крови Христа и торжество Пресвятого Сердца Иисуса. Можно утверждать, что отношения литургия-народное благочестие – это связь общего Откровения и частных откровений: литургия — это критерий, жизнь Церкви, во всей ее полноте, окормляемой непосредственно Евангелием. Народное благочестие — доказательство того, что вера укоренилась в сердцевине каждого народа и стала частью его бытия. Народное благочестие — это первая и основная форма инкультурации веры, которая должна постоянно ориентироваться и руководствоваться литургией, но временами и подпитывать ее из глубин своего сердца.

Таким образом, от негативного определения частных откровений, о котором пришлось упомянуть на первом этапе, мы уже перешли к определению позитивному: как их правильно классифицировать, исходя из Писания? Каков их богословский статус? Определенное указание содержится в самом древнем Послании святого Павла, сохранившемся до наших дней, и являющимся, наверное, самым древним текстом Нового Завета. В Первом послании к Фессалоникийцам апостол пишет: «Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытайте, хорошего держитесь» (1 Фес 5, 19-21). Харизма пророчества была дана Церкви на все времена, ее надо осмыслить, ею нельзя пренебрегать. Нельзя забывать о том, что пророчество как таковое, если толковать его так, как учит Священное Писание, не означает предсказания будущего. Оно лишь разъясняет волю Бога о настоящем времени. Следовательно, оно указывает верный путь в будущее. В то время, как предсказатель лишь стремится удовлетворить любопытство разума, а его единственная цель — желание сорвать завесу, скрывающую будущее, пророк же врачует слепоту веры, освещая волю Бога, которая является повелением и указанием для настоящего времени. Предсказание будущего имеет второстепенное значение; суть — в актуализации единственного Откровения, которое касается глубин моей души: пророческое слово представляет собой то предупреждение, то утешение, либо и то и другое одновременно. В этом смысле можно провести определенную параллель между харизмой пророчества и понятием «знамения времени», получившем новое освещение на Втором Ватиканском Соборе: «Лице земли и неба распознавать умеете; как же времени сего не узнаете?» (Лк 12, 56). В этих словах Иисуса под знамениями времени следует понимать наш собственный путь. Воспринять знамения времени в свете веры — значит признать присутствие Христа во все времена. Частные откровения, признанные Церковью, а значит, и Фатимское, касаются именно этого: их смысл в том, чтобы помочь нам понять знамения времени и найти в время правильный ответ на них.

Антропологическая структура частных откровений

В этих размышлениях мы попытались определить богословское место частных откровений. Теперь же, прежде чем приступить к толкованию Фатимского послания, выясним, хотя бы вкратце, антропологический (психологический) характер частных откровений. Богословская антропология выделяет три формы восприятия или «видения»: видение внешнее, т. е. чувственное, видение внутреннее, в также видение духовное (visio sensibilis — imaginativa — intellectualis). Ясно, что в Лурдском, Фатимском и т. д. видениях речь идет не внешнем, обычном чувственном восприятии: образы и фигуры не принадлежат к тому окружающему пространству, к которому относятся, например, дерево или дом. Особенно это проявляется в видении ада (описанного в первой части Фатимской тайны) или в видении, описанном в третьей части Тайны; это подтверждается и другими фактами, в частности потому, что видения эти открылись не всем присутствующим, а только провидцам. С другой стороны, ясно, что речь идет не о духовном, умозрительном «видении» без образов, как происходит в высших формах мистики. Речь идет о чем-то промежуточном, о внутреннем восприятии, которое для ясновидящего обладает такой же силой, что и внешнее чувственное видение.

Внутреннее видение не означает фантазию, которая была бы выражением субъективного воображения. Это означает, что душа касается чего-то особого, что, хоть и будучи реальным, находится за пределами осязаемого и потому дает ей возможность видеть неосязаемое, «невидимое чувствам»: это — видение «внутренних чувств». Речь идет о настоящих «предметах», которые трогают душу, хотя они и не принадлежат к привычному для нас осязаемому миру. Необходима бдительность сердца, которой, как правило, мы лишены из-за сильного давления окружающей действительности, а также образов и забот, заполняющих душу. Человек выходит за пределы простой «поверхностности», и перед ним открывается более глубокая действительность. В этом смысле можно понять, почему, в большинстве случаев, подобные откровения случаются именно с детьми: душа их еще почти не запятнана, их способность к внутреннему восприятию еще не пострадала. «Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу» — так ответил Иисус, процитировав Восьмой Псалом (стих 3), первосвященникам и книжникам, когда они упрекали Его за то, что дети кричали Ему «осанна» (Мф 21, 16).

Как уже было сказано, «внутреннее видение» — это не фантазия. Это способ свидетельствования, истинный и личный. Однако ему присущи и собственные ограничения. В видении внешнем присутствует субъективный фактор: мы не видим объект в чистом виде, а воспринимаем его через фильтр наших чувств, выступающих в качестве переводчика. Видению внутреннему это присуще в еще большей степени, особенно когда речь заходит о такой действительности, которая сама по себе выходит за наши горизонты. Субъект, то есть провидец, имеет здесь еще большее влияние. Он видит в соответствии со своими собственными способностями, со своими возможностями воспроизведения и познания. При внутреннем видении «перевод» присутствует более ощутимо, чем при видении внешнем: человек играет существенную роль в формировании образа того, что ему является. Образ может восприниматься им только в меру его способностей и возможностей. Таким образом, подобные видения никогда не являются простой «фотографией» потустороннего, в них привносятся и способности, и ограничения личности, их воспринимающей.

Это верно по отношению ко всем великим видениям святых; это в равной степени относится и к Фатимским пастушкам. Образы, переданные ими, не были плодом их фантазии, они — результат реального восприятия, имеющего наивысшее внутреннее происхождение. Не следует представлять себе, что им на мгновение приоткрылся краешек завесы над Потусторонним и Небеса явились им в своей истинной сути, как нам бы хотелось видеть окончательное единение с Богом. Можно сказать, что видения — это синтез импульса, полученного Свыше, и способностей, которыми располагает воспринимающий их субъект, то есть дети. Посему, язык, используемый для передачи этих видений, — символический. По этому поводу говорит кардинал Содано: «Речь не идет о фотографическом снимке будущих событий, а о многозначном описании событий, которые могут иметь место в неопределенном будущем и в неопределенной последовательности». Это наложение времени и пространства в едином образе типично для подобных видений, которые, по большей части, становятся объяснимы лишь впоследствии. И вовсе не обязательно, чтобы каждый элемент видения имел конкретное историческое выражение. Здесь важно видение в целом. Детали должны постигаться из совокупности образов. То, что составляет суть образа, может быть понято, в конечном итоге, только на основании того, что является абсолютным центром христианского «пророчества»: центр — это место, где видение становится выражением и указанием к воле Бога.

Попытка толкования Фатимской тайны

Первая и вторая части Фатимской тайны уже настолько хорошо прокомментированы в многочисленных специальных публикациях, что возвращаться к ним не имеет смысла. Я бы хотел лишь вкратце привлечь внимание к самому главному. На одно жуткое мгновенье пастушки увидели ад. Они видели падение «душ бедных грешников». А затем они получили объяснение, зачем им было показано это страшное видение: чтобы показать им путь к спасению. В связи с этим мы вспоминаем Первое послание ап. Петра: «Достигая наконец верою вашею спасения душ» (1 Петр 1, 9). В качестве пути достижения этой цели указывается тот, который может показаться странным для людей, выросших в англосаксонской и германской культурной среде: почитание Непорочного Сердца Девы Марии. Для понимания этого, достаточно одного небольшого объяснения. Термин «сердце» на языке Библии означает центр бытия человека, слияние разума, воли, темперамента и чувств, где человек находит свое единство и свою внутреннюю направленность. «Чистое сердце», по Евангелию от Матфея (см. Мф 5, 8) — это то, которое пришло к совершенному внутреннему единству благодаря Богу, и поэтому оно «узрит Бога». Следовательно, «почитать» Непорочное Сердце Девы Марии — значит приблизиться к такому состоянию сердца, когда «fiat» — «да будет» — становится примиряющим центром всего существования. Тому, кто будет утверждать, что нельзя ставить между нами и Христом человека, напомним, что Павел не боялся заявлять своим общинам: «подражайте мне, как я Христу» (см. 1 Кор 4, 16). От апостола могли они узнать, что значит верно следовать Христу. А мы? У кого учиться нам, как не у Матери Божией?

Так мы подходим, наконец, к третьей части Фатимской тайны, ныне впервые опубликованной целиком. Как следует из вышеприведенных документов, толкование, оглашенное кардиналом Содано 13 мая, было сначала лично показано сестре Лусии. Она, не колеблясь, заявила, что ей было дано видение, но не толкование его. Сестра Лусия сказала, что толкование — дело не провидца, а Церкви. Однако, прочитав текст, сестра Лусия согласилась с тем, что подобное толкование совпадает с ее собственными ощущениями. Она сказала, что с ее точки зрения подобное толкование — верное. Посему ограничимся лишь тем, что постараемся подвести глубинное обоснование под подобное толкование, исходя из вышеизложенных критериев.

Ключевыми словами первой и второй частей Тайны являются «спасение душ». Другим ключевым выражением этой части Тайны стал тройной возглас: «Покаяние! Покаяние! Покаяние!». Это заставляет нас вспомнить самое начало Евангелия: «Покайтесь и веруйте в Евангелие» (Мк 1, 15). Воспринять знамения времени — значит понять настоятельную необходимость покаяния, обращения, веры. Таков истинный ответ на вызов исторической эпохи, кишащей великими опасностями, явленными в последующих образах. Я позволю себе привести здесь личное воспоминание. В разговоре со мной сестра Лусия говорила, что ей все больше и больше кажется, будто целью всех явлений было стремление укрепить нас в вере и милосердии; все остальное было необходимо только для того, чтобы привести нас к этому.

Рассмотрим теперь подробнее все образы. Ангел с огненным мечом слева от Богоматери напоминает нам образы Апокалипсиса: он олицетворяет собой суд, к которому будет приведен мир. Возможность того, что этот мир будет испепелен в море пламени сегодня уже не представляется нам чистой фантазией: человек сам, делая одно изобретение за другим, выковал себе огненный меч. Затем у пастушков было видение силы, противостоящей разрушению: свет, исходивший от Богоматери, и призыв к покаянию, который был слышен. Тем самым была подчеркнута важность свободы человека: будущее вовсе не является чем-то раз и навсегда данным и неизбежным, а образ, виденный пастушками, вовсе не является картинкой, предвосхищающей будущее, которое уже никоим образом нельзя изменить. На самом деле, это видение было необходимо для того, чтобы помочь людям осознать свободу и направить ее в положительное русло. Смысл видения не в то, чтобы показать картинку предопределенного будущего. Его смысл заключается именно в мобилизации положительных преобразующих сил. Посему, мы считаем лишенными всякого основания фаталистические объяснения Тайны, в соответствии с которыми тот, кто покушался на Папу 13 мая 1981 г., в конечном счете, был лишь орудием Божественного замысла, движимый Провидением и посему не мог действовать свободно. Столь же абсурдны и другие подобные мысли. Видение касается, прежде всего, подстерегающих нас опасностей и пути спасения.

Следующие слова текста четко показываю нам, что видение носит чисто символический характер: Бог остается Бесконечным Светом, находящимся за пределами нашего видения. Образы людей предстают, словно в зеркале. Нельзя забывать об это ограничении, присущем видению, кое здесь четко означено Будущее предстает лишь «как бы сквозь тусклое стекло» (см. 1 Кор 13, 12). А теперь подумаем о тех образах, которые сменяют друг друга в тексте Тайны. Место действия описано тремя символами: крутая гора, огромный полуразрушенный город и, наконец, гигантский крест из грубо обтесанных бревен. Гора и город символизируют место, где разворачивается человеческая история: история — это трудный подъем на вершину, история — это и творчество, и пространство, в котором живет человечества, одновременно, это и разрушение, коему сам человек подвергает свое собственное творение. Город может быть местом общения и прогресса, и, в то же время, местом крайних опасностей. На вершине горы стоит крест: цель и ориентир истории. Крестом разрушение превращается в спасение; он возвышается, как символ нищеты истории и как обетование для истории.

Затем появляются люди: епископ во всем белом («мы сразу поняли, что это Святой Отец»), другие епископы, священники, монахи и монахини и, наконец, мужчины и женщины самых разных сословий и общественного положения. Епископ в белом идет впереди других, он дрожит и страдает от тех ужасов, что его окружают. И дело не только в полуразрушенных домах: по обеим сторонам от дороги, по которой он идет, лежат трупы. Таким образом, путь Церкви описан как Крестный путь, как путь во времена жестокости, разрушения и гонений. В этом видении можно найти отражение истории целого столетия. Подобно тому, как многозначно представлена в видении Земля — в виде горы и города, обращенных ко кресту, так и время является там в усеченной форме: видение дает нам отражение XX столетия — столетия мучеников, столетия страданий и гонений на Церковь, столетия мировых, а также множества локальных войн, которые шли почти всю его вторую половину и отличались особой жестокостью. В «зеркале» этого видения мы различаем свидетелей веры многих десятилетий. Нам представляется своевременным вспомнить одну фразу из письма, которое сестра Лусия написала Святому Отцу 22 мая 1982 г.: «Третья часть Тайны касается слов Богородицы: “В противном случае заблуждения ее (России) распространятся по миру, будут войны и гонения на Церковь. Праведники станут мучениками, Святой Отец будет много страдать; целые народы будут уничтожены”».

На этом Крестном пути нашего века особая роль отведена Папе. Тяжелый подъем в гору, без сомнения, следует рассматривать как метафору — это собирательный образ многих Пап, начиная с Пия X и заканчивая Папой нынешним. Они испытали на себе страдания своего века, но, несмотря на это, стараются идти вперед по пути, ведущем ко Кресту. В видении Папу убивают на пути мучеников. Разве не логично, что Святой Отец, попросивший после покушения на его жизнь 13 мая 1981 г. принести текст третьей части Тайны, увидел в нем собственную судьбу? Он был на один шаг от смерти. И сам он объяснил свое спасение так: «Траекторию пули изменила Материнская рука, она же не позволила тяжело раненному Папе преступить порог смерти» (13 мая 1994 г.). Присутствие «Материнской руки», изменившей траекторию смертоносной пули, лишний раз доказывает, что не существует неизменной судьбы, и что вера и молитва — это та сила, которая может оказать влияние на историю, и что, в конечном итоге, молитва сильнее пуль, а вера — могущественней всех армий мира.

В заключение Лусия наблюдала такие образы, которые она могла видеть прежде в религиозных книгах. Образы могли проистекать из древней интуиции веры. Это утешительное видение, в котором кровавая и полная слез история предстает открытой целительной силе Бога. Ангелы собирают кровь мучеников под перекладиной креста и кропят ею приближающиеся к Богу души. Здесь Кровь Христова и кровь мучеников сливаются: кровь мучеников вытекает из перекладины. Их мученичество сливается со скорбями Христа. Они соединяют свои страдания со Страстями Христа (ср. Кол 1, 24). Его собственная жизнь стала Евхаристией, представленной в тайне пшеничного зерна, которое умирает и становится плодородным. Кровь мучеников — семя христиан, — сказал Тертуллиан. Как сама Церковь родилась из смерти Христа, смерть свидетелей веры питает будущее Церкви Таким образом, третья часть Тайны, начинавшаяся с таких ужасов, заканчивается образом надежды: ни одно страдание не пройдет бесследно, именно Церковь-мученица, Церковь мучеников укажет человечеству путь в поиске Бога. Речь идет не только о видении тех, кто страждет, нуждаясь в заботливых дланях Бога, как Лазарь, нашедший великое утешение во Христе; речь идет о чем-то большем: в страданиях свидетелей веры — очистительная, обновляющая сила, поскольку страдания эти есть актуализация Страстей Христа, они придают нашему времени его спасительную силу.

Таким образом, мы подходим к последнему вопросу: что означает Фатимская тайна во всей своей совокупности? О чем она нам говорит? Во-первых, можно предположить, как отмечает кардинал Содано, что «события, описанные в третьей части Фатимской тайны, по всей видимости, уже принадлежат прошлому». Тот, кто ждал апокалиптических откровений о конце света, видимо, был разочарован. Фатима не балует наше любопытство, как, впрочем, и вся христианская вера. Что же остается? Мы сказали это в самом начале наших размышлений о тексте Тайны — это призыв к молитве как пути к спасению души, и, в то же время, это призыв к покаянию и обращению.

И, в заключение, я бы хотел напомнить о еще одном ключевом выражении Тайны, которое уже стало известным: «Мое Непорочное Сердце восторжествует». Что это значит? Это значит, что открытое Богу Сердце, очищенное Его созерцанием, сильнее пистолетов и любого другого оружия. «Fiat» Марии, слово Ее Сердца, изменило историю мира, потому что подарило миру Спасителя: благодаря этому «да будет» Господь смог стать человеком среди нас и остаться с нами навсегда. В то, что лукавый имеет силу в этом мире, мы убеждаемся каждый день; он имеет власть, потому что в нашей свободе мы постоянно отходим от Бога. Но с тех пор, как у Него появилось человеческое сердце, благодаря которому Он направил человека к Добру, свобода зла перестала быть решающей. То, что приобрело значение с тех пор, выражено в следующих словах: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир» (Ин 16, 33). Фатимское послание призывает нас поверить в это обещание.

КАРДИНАЛ ЙОЗЕФ РАТЦИНГЕР,
Префект Конгрегации Вероучения

Воспоминания сестры Лусии о Фатиме. Том I. [pdf]
Приложение III. Фатимское Послание
Примечания:
  1. Сестра Лусия отошла к Господу 13 февраля 2005 г. в монастыре кармелиток в Коимбре. — Прим. ред.
  2. Из дневника Иоанна XXIII, 17 августа 1959 г.: «Аудиенции: Отец Филипп, комиссар Священной Канцелярии (с 1965 г. — Конгрегация Вероучения, — прим. ред.) привез мне письмо с описанием третьей части Фатимских тайн. Намереваюсь прочесть его с моим духовником».
  3. Можно напомнить комментарий Святого Отца в ходе общей аудиенции 14 октября 1981 г. о «Майском событии: о великом Божественном испытании». Insegnamenti di Giovanni Paolo II, IV, 2: Cittа del Vaticano 1981. — 409-412.
  4. Радиообращение «Почитание, признательность и препоручение мира Богородице» во время «Акта посвящения» мир и народов Пресвятой Деве Марии: Insegnamenti di Giovanni Paolo II, IV, 1. Cittа del Vaticano, 1981, — 1246.
  5. Во время Юбилея семьи Папа препоручит заступничеству Пресвятой Девы мир и народы. Insegnamenti di Giovanni Paolo II. VII, 1. Cittа del Vaticano, 1984. — 775-777.
  6. Оригинальный текст письма.
  7. В «четвертом воспоминании» от 8 декабря 1941 г. сестра Лусия пишет: «Приступаю к своей работе, чтобы исполнить повеление Вашего Преосвященства и пожелание д-ра Галамбы. Я опишу все, за исключением одной части, которую пока мне не позволено открыть. Я ничего не намерена замалчивать, впрочем, предполагаю, что могу и не вспомнить некоторые незначительные маловажные детали».
  8. В вышеупомянутых «четвертых воспоминаниях» сестра Лусия добавляет: «В Португалии вера останется нерушимой, и т. п.».
  9. В переводе уделено тщательное внимание тексту оригинала, сохранена даже его неточная пунктуация, что, тем не менее, не препятствует пониманию того, что желает сказать свидетельница явлений.

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Если Вам нравится этот сайт
пожалуйста поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2017    1260.org     Отказ от ответственности