Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Гонсалес, Кончита Явления. Гарабандал С поспешностью... Кн.III. Гл.11

С поспешностью пошла в нагорную страну
Евсевий Гарсия Паскера

Excerpts from She Went in Haste to the Mountain by Eusebio García de Pesquera.

Кн.III. Гл.7d: Только Три Папы Остаются! (Only Three Popes Remain!)

(Все выдержки из Дневника Кончиты представлены жирным шрифтом.)

В первых числах июня не только так называемый католический мир, но и весь мир внимательно следил за происходящим в папской палате в Ватикане.

Там, борющийся в последней агонии, находился тот, кто захватил быстрее и обильнее, чем кто-либо перед ним, преклонение почти каждого и любовь очень многих.

Завершающее покрывало неумолимо опускалось на Анжело Джузеппе Ронкалли, человека, называемого Папой Иоанном XXIII.

И мир, в течение многих дней, затаив дыхание, наблюдал, как он болезненно умирал.

3 июня пришло неожиданное известие, что, наконец-то, светильник угас. Папа умер.

Как и во многих других колокольнях по всему миру, грубые деревенские колокола гарабандальской колокольни возвещали о его смерти.

Но под лязгающие колокола, в Гарабандале, это событие было прокомментировано отлично от комментариев, сделанных в других частях мира. But beneath the clanging bells at Garabandal, a comment was made, very different from those made in other parts of the world.

*   *   *

Звук с колокольни донесся до маленькой кухни, где в это послеполуденное время находились вдова Анисета Гонсалес и ее дочь Кончита.

Послушай; звонят в колокола! — немедленно воскликнула дочь.

— это по Папе — сказала мать.
Определенно,… Теперь только три остается.

Удивившись, Анисета подняла голову:

— Что такое ты говоришь?

То, что я слушала. Что остается только три Папы.

— И откуда ты подобрала это?

— Я не подобрала; Дева Мария сказала это мне.


Было бы полезно, если бы Кончита объяснила нам где и как она услышала это. Но даже без ее объяснения, мы имеем достаточно оснований думать, что это произошло в время внутреннего разговора, предположительно, в мае, месяце Девы Марии:

При внутреннем разговоре, так как явления, как было ранее отмечено, закончились в январе и их место заняли внутренние разговоры.

В мае, так как такие внутренние разговоры случались примерно раз в месяц, и в мае разговор касался смертельной болезни Папы.


Анисета, удивленная тем, что она услышала, отреагировала логически:

— Значит, ты подразумеваешь, что подходит конец мира?

Дева Мария не сказала мне «конец мира», но «конец времён».

— Не одно ли это и то же?

Я не знаю.[24]


Новости об этом удивительном предсказании вскоре распространились по селению; об этом не кричали на перекрестках, но тихонько рассказывали друг другу.

В эти дни Паквина де ла Роза Веларде (жена доктора Ортиза) находилась в деревне. В один из дней должна была служиться месса об умершем Папе и колокола начали звенеть с раннего утра. Паквина, Максимина, еще одна женщина и Кончита, закончив читать Розарий в Каллее [Каллея — это крутая, извилистая тропа, ведущая от конца деревни до холма с соснами.] (Как восхитительны были эти молитвы Розария в утренней тишине и свежести!) пробирались к церкви. По пути они обсуждали последние новости:

— Возможно, со смертью Папы, Собор[25] также закончится, потому что…

Conchita: Другой Папа придет и Собор продолжится.

— Хорошо, я согласна, что другой Папа придет; но что касается Собора… Возможно, новый Папа не будет мыслить подобно Иоанну XXIII.

Другой Папа придет и Собор продолжится.

— Ты, кажется очень уверена в этом; но я не имею такой уверенности. Может случиться по-другому.

Я говорю вам и повторяю: другой Папа придет и Собор продолжится. Я также скажу вам, что только три Папы остались

Жена доктора Ортиза быстро оправилась от неожиданности и ответила Кончите:

— О, ты говоришь, что из пророчества св. Малахии

Св. Малахия? Впервые слышу о нем. Дева Мария сказала мне, что после этого Папы (Иоанн XXIII) остаются только три; и потом, конец времён.

— Ты имеешь в виду, что приближается конец мира?

Дева Мария сказала мне, «конец времён».

— Не то же ли самое?

Я не знаю.


This episode is historically accurate[26] and Conchita's statement cannot be taken for a simple, offhand remark, since she subsequently repeated it very seriously in the same words.

One time she told it to the eminent professor Father Lucio Rodrigo[27] at the Pontifical University in Comillas. This Father, on the occasion of a visit by Conchita and her mother,[28] asked the young girl if she had really said what had been attributed to her.

Conchita told him, «Yes Father. It's true. The Virgin told me that after John XXIII only three popes remain, and this one, (Paul VI) is the first of those three.»

In October of 1966, Conchita became a boarder in the college of the teaching sisters of the Immaculate Conception at Burgos. On November 1st, the Feast of All Saints, she talked confidentially with the director of the center, Mother Nieves Garcia. Among other things, she said this, which the religious sister wrote down very carefully:

«One day I said to the Virgin, 'Will the end of the world be during the time of these events?'

And she told me, 'No, the end of the times.'

After Paul VI, there will be only two more popes; and then the end of the times will come.»

If it cannot be accepted that Conchita invented such a definite and compromising prediction, neither could it be held that the prophecy of St. Malachy suggested it to her. First, because she was completely unaware of it; and secondly, because this prophecy and her prediction do not agree.

This prophecy concerning the popes, that is so talked about today, came out in 1595. A Benedictine monk from Belgium, Arnold de Wion, published at the time a voluminous work under the title of Lignum Vitae. It was a type of general biography of the great personages in his order. In this work were listed a series of 111 divisions or titles in Latin, which he reported as coming from an Irish saint of the twelfth century: St. Malachy, Archbishop of Armagh. These divisions tended to correspond, one after the other, to the popes that came after Innocent II, who died in 1143.

The authenticity of this enormous prophecy has been discussed endlessly; authenticity in a double sense: in whether it can be truly attributed to the saint, and in whether it really was inspired from above. I doubt if the question will ever be resolved. But there is something that strikes the reader: the amazing accuracy with which many of the titles describe the popes to which they correspond.

According to the prophecy of St. Malachy, after John XXIII there still remain five more popes. There are five more titles after his, ending with the name of the last successor of St. Peter. Conchita, on the other hand, speaks of only three. The discrepancy could be only an apparent one if, as some think, a new schism arises in the church, with the elevation of anti-popes. To these could correspond some of these last titles that seem to be in series,[29] attributing some to the legitimate popes and others to the false, or anti-popes.

The title of the last pope is given in these words, which if they are true, are shocking in their poignant sobriety:

In persecutione extrema Sanctae Romanae Ecclesiae, sedebit Petrus Romanus, qui pascet oves in multis tribula-tionibus; quibus transactis, civitas septicollis diruetur, et Judex tremendus judicabit populum suum. Finis.

"In the final persecution of the Holy Roman Church, Peter the Roman will reign, who will pasture his sheep among multiple tribulations. When these have passed, the city of the seven hills will be destroyed, and the terrible judge will judge his people. Finis."

‹…›

*   *   *

Мы видели, как Кончита повторяла, что она услышала, что, после последнего Папы, наступит не конец мира, а, скорее, конец времён. В чем отличие?

Это трудный вопрос, на прояснение которого потребовалось бы множество страниц. Здесь мы обсудим его только кратко, так, чтобы вопрос не остался в полной неясности.

Если под концом мира мы понимаем уничтожение всего известного нам космоса, то мы вполне можем утверждать, что конец мира никогда не придет, так как мир никогда не будет уничтожен, но он только существенно изменится. Поэтому говорить о конце мира, значит иметь в виду ту конечную точку в истории, когда существование человека, как он есть сегодня, изменится в другую, сильно отличающуюся и много лучшую, форму.

И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали... и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. (Откр.21:1-5)

Такое существенное изменение определенно включило бы в себя потрясающую демонстрацию беспорядка и разрушения; так как для человека, делателя беззакония (Мф.13:41), переход из временного состояния в неизменное не будет гладким.

А нынешние небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются огню на день суда и погибели нечестивых человеков... Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят. (2Пет.3:7-10)

Ко всему этому мы обращаемся, когда говорим о конце мира. Если выражение конец времён не подразумевает тоже самое, то оно должно относиться к чему-то перед этим и чему-то исключительно важному. Что же это может быть? Вот в чем вопрос.

ВРЕМЯ, определённо, не закончится до окончания нынешней формы существования; существования, которое преходяще, подвержено преемственности и изменению; поэтому конец времени будет совпадать с концом мира.

Но выражение «времена» вполне может не значить то же самое, что и «время»...

Иисус, в Его эсхатологической беседе,[32] по версии Евангелия от Луки (Лк.21:24), говорит о грядущем разорении еврейской столицы: и падут от острия меча, и отведутся в плен во все народы; и Иерусалим будет попираем язычниками,[33] доколе не окончатся времена язычников.

Таким образом, первый избранный народ, Израиль, будет оставаться рассеянным и его столица, Святой Город, покинутым Богом, как во время великого Вавилонского пленения. Язычники, которые примут веру, в это время станут вместо неверного еврейского народа народом Божиим. Такая ситуация будет продолжаться в течение длительного времени: времён язычников. Эти времена будут исполнены, когда опять придёт время Израиля — через массовое обращение в христианство. Последствия такого обращения будут иметь огромное значение, согласно св. апостолу Павлу:

Итак спрашиваю: неужели они преткнулись, чтобы совсем пасть? Никак. Но от их падения спасение язычникам, ... Ибо если отвержение их — примирение мира, то что будет принятие, как не жизнь из мертвых? (Рим.11:11-15)

История сделает тогда впечатляющий поворот, непредсказуемый и ставящий в тупик. Поистине наступят новые времена. Это ли предвещалось Гарабандалом в ближайшем будущем? Может ли конец времён, который предсказан после третьего преемника Иоанна XXIII-го, быть завершением времён народов (язычников), что проложит путь для великой новой эпохи Израиля в служению Богу и человечеству?

Я был бы склонен сказать «да»,[34] если бы не было серьезного затруднения: предсказания, что третий преемник Иоанна XXIII-го будет последним Папой. Трудно понять, как Церковь могла бы существовать без главы или правителя. Если не будет главы, не должен ли явиться к нам Господь, чтобы закончить Своим Вторым Пришествием работу, которая была начата Его Первым Пришествием? Это была бы Парусия.[35]

Или же он приступит к великому завершению, которое предполагается Всеобщим Страшным Судом, и в этом случае конец времён будет практически то же самое, что и конец мира.

Или Он только изменит нынешнее состояние вещей таким образом, чтобы подготовить путь для окончательного великого завершения. Возможно, св. апостол Павел упоминает об этом, когда он говорит:

Ибо Ему надлежит царствовать, доколе низложит всех врагов под ноги Свои. Последний же враг истребится — смерть, потому что все покорил под ноги Его. Когда же сказано, что Ему все покорено, то ясно, что кроме Того, Который покорил Ему все. Когда же все покорит Ему, тогда и Сам Сын покорится Покорившему все Ему, да будет Бог все во всем. (1Кор.15:25-28).

Существует и другая возможность: говоря о трех последних Папах, это может относиться к их правлению в Риме, подобно их предшественникам. Только в этом они будут последними, поскольку, возможно, позднее будут некие, дополнительные к Римским, Папы. Может ли эта возможность быть исключена?

Чем больше я об этом думаю, тем больше я предпочитаю последнюю гипотезу.

Католическая Церковь возникла в Иерусалиме, где святой Петр имел свою кафедру. После отпадения Израиля, когда евреи приговорили Мессию к смерти и жестоко отвергнули Его дела, святой Петр пошел искать место среди народов, язычников, и его кафедра была установлена в Риме, который был тогда бесспорным главой языческого мира.

Правопреемство Святого Петра было затем увековечено в епископе Рима, который был Папой Церкви и главой епископата. С того времени один и тот же человек был и Епископом Рима, и Главой Церкви.

Но если Рим погибнет или исчезнет, то больше не будет епископов принадлежащих ему. И если Иерусалим станет обращённым Израилем, Христианским, Святым Городом, как это так часто предсказывалось библейскими пророчествами, он станет Городом Великого Царя. Здесь слово Господне будет спасать все народы и преемник святого Петра, Викарий Христа, будет располагаться здесь. Центр Церкви, таким образом, вернёться к своим истокам.

Рим назван Вавилоном в Новом Завете (1Пет.5:13) и есть много мест в 17 и 19 главах Апокалипсиса, говорящих о его судьбе ...

Краток и ясен последней пункт известного пророчества св. Малахии о Римских Папах: При последних гонениях Священной Римской Церкви престол будет держаться Петром Римским, который будет пасти своих овец среди скорбей. Когда они пройдут, Город Семи Холмов будет разрушен, и страшный судья будет судить свой народ.

Тайны! Тайны! Тайны!

Но мы не должны игнорировать, что Гарабандал, от дней 1963 года, провозгласил, что мы вступаем в решающие времена, возможно последние, которые будут отмечены стрелками великих часов истории.


[24] Maximina, Conchita's aunt and godmother, was present on the scene, judging from her letter which I saw in the Pifarré collection, dated June 5:

«On the day that the Holy Father died, when it was mentioned here that he died, I was with Conchita and she said: Oh, now only three more remain!

Slightly irritated, her mother spoke to her like this: What do you know?

And she answered with great conviction, Well, I know, since the Virgin told me this.

Her mother didn't like her to say things like this since, although it could be seen that she believed, you know she always had the fear that this wasn't true ...»

[25] Vatican II, convoked and inaugurated by John XXIII, had only finished one session (October — December, 1962) during which it had taken a direction that certainly was not what its planners had intended. The Council had just begun, and it was expected to continue, but all this depended on what the new Pope would decide.

[26] Conchita spoke again about the three Popes that remained and the end of the times. It happened in Maximina's house during the First Communion dinner of her son, Pepe Luis, to which Mrs. Ortiz was invited. Conchita repeated the same thing, without being able to give the explanations that the listeners' curiosity desired.

[27] + March 30th, 1973. On his deathbed he declared that he had received an unequivocal sign from heaven about the truth of Garabandal.

[28] For some time Aniceta and Conchita traveled regularly to the seminary at Comillas — taking advantage of the cars of friends and acquaintances — to have their confessions heard by this priest.Father Rodrigo wrote to Father Ramon on November 13th, 1965: «A fortnight ago on Tuesday, the pastor of Barro brought Aniceta and Conchita to me . . . While I was alone with Conchita, she confirmed that the Virgin had told her on the death of John XXIII that there remain only 3 Popes (counting the present) until the end of the times.» In this letter there is another interesting thing: «She (Conchita) also told me: As the people were talking about trips to space, I asked the Virgin if there were persons living out there, and she told me: "Yes ", but she didn 't add anything more.»

[29] The four divisions that follow John XXIII are:
1. Flos florum = Flower of flowers.
2. De medietate lunae = Half of the moon.
3. De labore solis = From the work of the sun.
4. De gloria olivae = From the glory of the olive branch.

[30] Surely this August 2 is a printer's error, and should be August 22. A letter from Conchita to Father Laffineur makes me think this way: «San Sebastian de Garabandal .... August 23,1963. Just a few words to tell you that yesterday a car came to the village with a man accompanied by two others. He was dressed in white and carried a large cross on his chest, also a skullcap and ring. He was French. He came saying that he was the Pope chosen by God; that Paul VI was elected only by the cardinals. He also said that from the time he was 35 years old, he saw the Virgin and also God, Who was the one who told him to come here ...»

[31] But who is this individual?

His name is Michael Collin and he is a fallen-away, former Catholic priest from France.

In the interview just mentioned, he himself resumed the most important times of hia life: I was baptized in Béchy where I was born. I was ordained a priest by Cardinal Lienart in Lille. On April 28th. 1935, I was consecrated Bishop by Our Lord at Vaux-le-Metz; and finally. Pope, by God Himself in Sorrento, on October 7. 1950.

If such direct interventions from heaven to promote him do not seem peculiar, certainly his pathway to being elected is, as he himself descibes it:

From my childhood, the Lord made me know thai I had to help the world and save it.

And when 16 years old. He clearly confided to me the mission of "saving the world. " When I made my First Communion. Jesus told me privately, "Miguel, you will be a priest one day: afterwards, bishop; finally. Pope."

From those years, the Lord appeared to me and also the Virgin. When I was still small, I thought that everyone saw them as I. When. 1 didn 't understand His words very well. He said to me, "Everything will become clear; we must hope."

And for a long time I doubted like this. But now that 1 have seen the Most Holy Virgin, clothed in black, shedding tears and asking me to accomplish my mission, I have put all my doubtt aside. 1 will fight until the day on which God reigns on eerlh as in heaven , . .

In I950, God Himself consecrated me Pope in Sorrento. It was on October 7th, the feast of the Most Holy Rosary. From four until eight in the morning, I was in communication with Him . . . And I descended from St. Peter in a direct spiritual line, through Pius XII . . .

To save the world from an immense deluge, moral and material, and to make straight the Church. which is walking toward the abyss; here is the reason and purpose for my life. And so we have an answer to the secret of Fatima. which announced a "miraculous Pope" to bring this mission to an end.

What got in the way to prevent him from doing this? Miguel-Clemente XV tells us point blank: Paul VI, friend of Satan . . . On the death of John XXIII, he himself declared, "I don't want to be Pope: there is a French man who is already designated." He knew the secret of Fatima, since Pius XII had spoken to him about it. But later he preferred to be a usurper, and with his lamentabte past. . .

And so from Pope Clement's words, it is easy to understand our misfortune. And it will be much worse:

The nations will be destroyed by an atomic war without precedent, if Clement XV does not officially take over the direction of the Church.

Clement XV has spoken!

[32] Называется это так, поскольку говорится о последних событиях, относящихся к окончательному завершению истории человечества. Богословские исследования, которые имеют дело с последними событиями мировой истории, получили название 'Эсхатология' (от греческого слова 'eschatos' — 'последний').

[33] Для евреев, язычники включают в себя все другие народы и нации, которые не являются потомками Авраама, избранного Богом.

Израильтяне, сыны и наследники обетования, составляют совершенно отдельную нацию; другие нации являются обычными народными массами. Из-за этого слово язычник имеет скорее не религиозное значение, но указывает на условие принадлежности к массам.

[34] Возможно, факт явления Богоматери в Гарабандале в образе Божией Матери Горы Кармель, помимо его богословского и мистического значения (см. Восхождение на гору Кармель Св. Иоанна Креста), является также таинственным указанием на близость эсхатологических времён.

Mount Carmel has been closely associated with devotion to the Virgin from the remotest times; but it is also closely associated with the history of Israel (in the decisive hours of the Alliance) and with the activities of the great prophet of the old testament, Elias.

Гора Кармель была тесно связана с почитанием Девы Марии с самых далеких времён, но она также тесно связана с историей Израиля (в решающие часы Альянса) и с деятельностью великого пророка Ветхого Завета, Илии.

Явившись под Её древним именем Божией Матери Горы Кармель в этом современном мире, не хочет ли Пресвятая Дева показать, что она примет решительные меры, чтобы массовое обращение евреев — которое ожидается сейчас уже почти два тысячелетия — было достигнуто, исполняя таким образом времена язвчников?

Хочет ли Она указать на неизбежность последних времён, когда, согласно Апокалипсису (Откр.11:3-6), человек с горы Кармель, Илия, совершит свои последние действия в качестве проповедника и свидетеля Господа?

Временами я думаю, что я нахожу определенное подобие между звуком слова "Гарабандаль" и звуком ивритского или арабского слова "Кармель". Почти как если бы было два Кармеля: один с востока, и один с запада, оба выбраны в качестве места для спасения присутствием Пресвятой Девы.

[35] Парусия является библейским и богословским термином для обозначения торжественного явления Христа в конце времён.

Eusebio García de Pesquera O.F.M.
She Went in Haste to the Mountain
Bk.III, Ch.7d: Only Three Popes Remain!

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2018    1260.org     Отказ от ответственности