Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Бердяев. Смысл истории Общество. Восток-Запад Бердяев. Конец истории

Общество. Восток-Запад
Универсализм и национализм
По работам Николая Бердяева

Восток и Запад должны прийти к единству

Научно самое важное деление — деление на Восток и Запад.

Научно самое важное деление — деление на Восток и Запад. Говорят даже о восточном и западном фронте. … Деление мира на Восток и Запад имеет всемирно-историческое значение, и с ним более всего связан вопрос достижения всемирного единства человечества. В христианском средневековом сознании была идея универсального единства, но единство Востока и Запада в этом замысле не достигалось.

Николай Александрович Бердяев
Царство духа и царство кесаря
Гл. IX Единство человечества и национализм
YMCA-Press, Париж, 1951

Процесс единения происходит реально.

Восток и Запад раньше или позже должны прийти к единству, но это происходит через раздоры, через разделения, которые кажутся большими, чем раньше. … Вселенская церковь, не знающая деления на Восток и Запад, есть духовная основа единства человечества.

Николай Александрович Бердяев
Царство духа и царство кесаря
Гл. IX Единство человечества и национализм
YMCA-Press, Париж, 1951

Мы вступаем в универсальную эпоху

Универсализм всегда заключает в себе мессианизм.

Человеческий мир распадается на части, и вместе с тем мы вступаем в универсальную эпоху. Восток и Запад раньше или позже должны прийти к единству, но это происходит через раздоры, через разделения, которые кажутся большими, чем раньше. Национализм не заключает в себе универсальной идеи. Но универсализм всегда заключает в себе мессианизм. Прототипом универсального по своему значению мессионизма является мессионизм древнееврейский. Универсализм присущ и мессианизму русскому, который глубоко отличается от национализма.

Николай Александрович Бердяев
Царство духа и царство кесаря
Гл. IX Единство человечества и национализм
YMCA-Press, Париж, 1951

Мы стоим перед началом новой мировой эпохи, в которой есть для нас еще много загадочного. Но радости есть мало даже после правого окончания войны, потому что кончающийся мир находится в ужасном состоянии раздора и вражды, в нем не остается ничего твердого. Мир одержим ненавистью, и он как бы покинут Богом. Новый мир новой эпохи есть не только новый социальный мир, но и новый духовный мир. Если в человеческом мире не будет найдено нового духовного единства, если не будет найдено новых духовных форм для христианского универсализма, то не помогут и социальные переустройства. Но мы не должны фатально смотреть на будущее, оно всегда зависит и от человеческой свободы.

Николай Александрович Бердяев
Личность и общинность
(коммюнотарность) в русском сознании

На Западе чeлoвeк влюбленно ycтpeмляeтcя к Бoгy

Христос — объект в католичестве, объект влюбленности, предмет подражания. Католическая мистика — чувственная, в ней есть воспаленность, упоенность страстями, томительная сладость, мление. Человеческая природа исходит от томления по природе божественной. … На Западе, в католичестве, всегда был не столько брак человека с Богом, сколько влюбленность человека. И великая миссия католического Запада, быть может, заключалась в раскрытии мистической истины о влюбленности как силе творящей. Влюбленность эта сотворила западную культуру, с ней связана рыцарская сила Запада.

Николай Александрович Бердяев
Проблема Востока и Запада
в религиозном сознании В. Соловьева

Восточно-православная мистика
есть не влюбленность, а брак

На православном Востоке был иной религиозный путь, иной мистический опыт. На Востоке, в православии, Бог — субъект, внутри человека. Там Бог нисходит к человеку, человек принимает Христа внутрь себя. … Для восточной мистики характерна идея θέωσις'а, обожения человеческой природы изнутри, путем принятия внутрь себя Христа. … Восточно-православная мистика есть не влюбленность, а брак, брачное единение человека и Божества. В Восточном θέωσις'е осуществляется тайна брачная, природа человеческая изнутри пронизывается Божеством. В этом великая правда и великая миссия Востока. Только православный Восток хранит мистическую тайну слиянности с Богом, т. e. начало преображения мира. На Западе Бог все же остается вне человека.

Николай Александрович Бердяев
Проблема Востока и Запада
в религиозном сознании В. Соловьева

На Востоке есть динамика внутреннего богообщения

Мистический голод Запада творит великую культуру. На Востоке нет культурно-исторической динамики, но есть динамика внутреннего богообщения. Влюбленность кажется более динамической, более творческой, чем брак. Мистический опыт влюбленности имеет свою великую миссию и свои единственные творческие достижения. Но мистический опыт брака имеет не менее великую миссию, и в нем есть единственная внутренняя динамика.

Николай Александрович Бердяев
Проблема Востока и Запада
в религиозном сознании В. Соловьева

Без правды Востока мир не может прийти к благодатному концу

Святыню православия он [Вл. Соловьев] недооценил, не понял он того, что на православном Востоке, в жизни святых, в особом мистическом опыте делалось Божье дело, от которого пойдет преображение мира. Тысячу раз прав Соловьев в своих обличениях язв нашего церковного строя, ложных отношений церкви и государства, нехристианской природы нашего национального самодовольства. Но есть вещи несоизмеримо более глубокие, с которыми связано решение проблемы Востока и Запада, и их не коснулся Соловьев в своей книге «LaRussieetl'égliseuniverselle»: не поведал он Западу правды Востока, без которой мир не может прийти к благодатному концу.

Николай Александрович Бердяев
Проблема Востока и Запада
в религиозном сознании В. Соловьева

Пути Запада и Востока остаются в пределах единой Церкви Христовой

Для таинственных целей промысла Божьего распалась религиозная жизнь человечества на два опыта и на два пути [путь Запада и путь Востока]. Оба опыта и оба пути имеют свою миссию и восполняют друг друга. Нечестиво, безбожно было бы сказать, что правда исключительно здесь или исключительно там. В доме Отца нашего обителей много. Эти разные опыты и разные пути остаются в пределах вселенского христианства, единой Церкви Христовой; вражда же и раздельность есть лишь человеческая ограниченность, лишь историческая относительность. Почему на Востоке было отношение к Богу как к субъекту, а на Западе как к объекту — это тайна, которую постигнуть нам не дано, тайна свободы человеческой и благодати Божьей. Но понять различие этих опытов и победить вражду на разных путях наших мы можем и должны.

Николай Александрович Бердяев
Проблема Востока и Запада
в религиозном сознании В. Соловьева

Панмонголизм и соединение Востока и Запада

Хранит ли Россия христианское откровение о личности или изменила ему и подчинилась восточномонгольской стихии безличности?

Панмонголизм послужит делу соединения Востока и Запада.

Христианской России и христианской Европе как кара за грехи, за измену Христу и христианскому откровению о человеке, грозит панмонголизм, крайний Восток, до сих пор дремавший, Восток, нами забытый. … В надвигающейся опасности панмонголизма есть мистический трепет, предчувствие конца. И великое значение панмонголизма прежде всего в том, что им обостряется вопрос: чем хочет быть Россия, христианской страной, органической частью христианского всечеловечества, или крайним, нехристианским Востоком? Хранит ли Россия христианское откровение о личности или изменила ему и подчинилась восточномонгольской стихии безличности? Только христианская Россия, соединенная с христианской Европой, в силах будет отразить панмонголизм. Восточномонгольская стихия безличности проникла и в западную цивилизацию под формой нивелирующего американизма. Крайний Восток и крайний Запад таинственно сошлись. Проблема православного Востока и католического Запада разрешается в проблему отношения христианского всечеловечества, верного христианскому откровению о человеке и человечестве, и человечеству нехристианскому, не принявшему христианского откровения или изменившему ему. Церкви христианские, или, вернее, два мира христианских, соединит внешняя опасность безличной стихии Востока и внутренняя опасность безличной стихии цивилизации антихристианской. Перед русским мессианизмом стоит соловьевский вопрос:
     О Русь! В предвиденьи высоком
     Ты мыслью гордой занята;
     Каким ты хочешь быть Востоком:
     Востоком Ксеркса иль Христа?

России грозит опасность стать Востоком Ксеркса, если она не победит в себе татарщины, т.e. проникшего в глубину ее стихии крайнего Востока. С этим христианским и культурным преодолением стихии татарщины, крайнего Востока, связано прежде всего изменение отношения к христианскому Западу. Христианская Россия должна преодолеть вражду, полюбить христианский Запад, увидеть единую правду Христову, правду вселенской церкви и в православии, и в католичестве. Вселенская христианская культура должна быть противопоставлена всякой, внешней и внутренней, татарщине, монголизму, безличности варварской и цивилизованной. Перед духом антихристовым старец Иоанн признает правду папы Петра II, а тот пойдет за ясновидением Иоанна. Панмонголизм послужит делу соединения Востока и Запада.

Николай Александрович Бердяев
Проблема Востока и Запада
в религиозном сознании В. Соловьева

Полнота и целостность истины

Мессианизм славянофилов временами напоминает древнееврейский.

Славянофилы видели на Востоке, в восточном православии, в России, как обладательнице и хранительнице православия, полноту и цельность истины христианской. На Западе, в католичестве, они видели лишь измену христианской истины, лишь нарушение духовной цельности, лишь рационалистическую рассеченность. Им не нужно было соединения мира восточно-православного с миром западно-католическим, так как в православии была полнота истины, а в католичестве лишь уклон от этой истины. Только на православном Востоке, в России возможен высший тип христианской культуры. Западная культура — антихристианская, рационалистическая и потому ложная, разлагающаяся. Нам нечему учиться у Запада. Славянофилы понимали русский мессианизм в том смысле, что лишь России предстоит великое будущее, как единственной христианской стране. Для них русский народ был избранным народом Божьим, и мессианизм их временами напоминает древнееврейский. Славянство идет на смену западным культурам, склоняющимся к упадку, дряхлеющим. Речь может идти лишь о присоединении католичества к православной церкви, возвращении заблудших в лоно церкви. На Западе нет самостоятельных начал, имеющих значение для полноты истины. Восточно-христианский мир представлялся славянофилам уже всечеловечеством.

Николай Александрович Бердяев
Проблема Востока и Запада
в религиозном сознании В. Соловьева

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2018    1260.org     Отказ от ответственности