Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Вышеславцев, Борис Общество. Персоналии Соловьёв, Владимир

Владимир Николаевич Ильин

Влади́мир Никола́евич Ильи́н — русский философ, богослов, литературный и музыкальный критик, композитор.

Рождение: 16 августа 1891; Владовка, Радомышльский уезд, Киевская губерния
Смерть: 23 ноября 1974 (83 года); Париж

Окончил Киевский университет (1913, 1917) и Киевскую консерваторию по классу композиции.

С 1918 года — приват-доцент Киевского университета.

В 1919 году эмигрировал в Константинополь, затем в Берлин, в Париж. В Берлине слушал лекции А. Гарнака.

С 1925 года — профессор Богословского православного института в Париже. Преподавал различные дисциплины в Берлине, Париже.

После войны преподавал в Институте святого Дионисия в Париже.

Выступал с критикой материализма (в частности — Жюльена Ламетри и советского марксизма). Отвергал признание материи всеобъемлющим принципом Вселенной и всякого бытия. Противопоставлял материализму «материологизм», как «признание Логоса, действующего в материи» (Материализм и материя. — В кн.: Христианство, атеизм и современность. Париж, 1928).

Боязнь посмертных мук

Всю жизнь был мучим проблемой греха.

… Так, когда мы с ним однажды попали под пронизывающий проливной дождь, он разразился такой тирадой: «У Бога старческое разжижение мозгов. Стащить бы Его за бороду на землю!» В этом отношении он был иллюстрацией в превосходной степени знаменитого «coincidentia oppositorum» Николая Кузанского. И, странное дело, тирады подобного рода в устах Ильина не звучали ни пошлостью, ни святотатством. В этом заключалась вся глубина и сущность его необычайной натуры. Но снова парадокс: для него «сущностью человека» была «молитва». И вдруг «за бороду!».

Он говорил мне, что всю жизнь был мучим проблемой греха, своей и человеческой греховности, что в богословии называется амартологией. Каким образом в библейском рассказе о грехопадении в Раю появился диавол? «Раз диавол, – неистовствовал В.Н., – какой же это рай? Это ад!» Я отвечал, что без выбора между злом и добром (результатом грехопадения) не было бы и свободы, а человек был бы автоматом добра. Или, как утверждал Бердяев: «Таков был замысел Бога о человеке».

– Знаю, знаю бердяевские замыслы, – отмахивался В.Н. – Но если Богу понадобилось поправлять рай… и т. д. и т. д. Конечно, библейский рассказ – легенда, миф, но как раз древние легенды и мифы порой в сто раз достоверней и ближе к истине всех ученых домыслов и философствований. И он принимался доказывать, что «хождение по мукам», «чистилища» и прочие «камалоки» отнюдь не выдумки, что они реальнее и точнее всех точных, естественных и философских наук, и с какими подробностями они описаны у великих святых.

Отсюда и его боязнь смерти: он боялся посмертных мук. Я же ему отвечал, что не помню, чтобы когда-нибудь у меня был страх смерти. В.Н. не спорил, горестно улыбался, и на его лице было видно, что я просто не додумываю мысли до конца, неспособен всматриваться в «такие глубины». Быть может, он и прав. Читая его посмертно изданную книгу «Арфа Давида». Религиозно-философские мотивы русской литературы», я на каждой странице находил такие глубины проникновения и ума, которые мне «на ум» никогда не приходили и которых, пожалуй, нигде больше не встречал. Или же, как писал Ницше: «Не заглядывай в бездну, если не хочешь, чтобы бездна заглянула в тебя». Ильин всю жизнь в нее смотрел. Или она первая заглянула в него?

К. Д. Померанцев
СКВОЗЬ СМЕРТЬ.
Владимир Николаевич Ильин

Эмпирические представители церкви опоздали

Какими бы вероотступничествами Европа себя ни запятнала за свою многовековую историю, все же в основном ее культура и ее миросозерцание были, конечно, так или иначе христианскими. Даже в течение двух предпоследних веков технического прогресса в этом отношении как будто бы не произошло особо существенных сдвигов. Однако технический прогресс сделал свое дело и, связавшись с социальными трансформациями, резко поставил тему об актуальности христианства в связи с результатами этого прогресса. … нельзя не сознаться, что и эмпирические представители церкви и христианского благочестия что-то просмотрели, что-то упустили из виду и, вообще, опоздали. Быть может, последнее мгновение еще не упущено, но секундная стрелка часов истории подходит к роковой черте, «Бог поругаем не бывает», и вечной истины не дано попирать никому, но за судьбы эмпирического человечества, которому надлежит войти в вечный дом небесный, держатели ключей христианской мудрости будут в сугубом ответе.

Ильин В. Н.
Техника, и христианство
Журнал "Новый Град" №7

Появилась новая форма бытия — организованная машина

Итак, что произошло в мире в связи с обозначившимся господством машины? Ответить на это можно следующими двумя краткими предложениями:

1) Появилась новая форма бытия — организованная машина,

2) До основ оказалось расшатанным традиционно-органическое миросозерцание, или, лучине сказать, мироощущение.

К этому можно и должно еще присоединить радикальную трансформацию материализма, из пассивно-механического и консервативного ставшего активно-духовым и революционно-прогрессивным фактором. В сущности, можно даже говорить об исчезновении материализма. Осталось только слово, сущность же его совершенно изменилась, прекратившись в активный машинно-социальный реализм. Эта новая форма философии, безграмотно и неверно именующая себя диалектическим материализмом, несмотря на свой неудачный псевдоним, представляет из себя явление весьма значительное и выросло в наше время на русской почве.

Н. А. Бердяеву принадлежит блестящая мысль, что машина есть третья форма материальная бытия: ни органическая, ни неорганическая, но «организованная».

Ильин В. Н.
Техника, и христианство
Журнал "Новый Град" №7

В силу технического прогресса произошла коллективизация человечества

Однако усовершенствования машин — прогресс в качестве и чрезвычайное умножение их числа, прогресс в количестве, — существенно видоизменили картину взаимоотношений человека и машины. Выяснились титанические и космические возможности для человека, управляющего ма­шинами. Но этого мало. Самое существенное — это организация человечества, параллельная машинной — в многоединый волевой коллектив. Это уже трансформация самого человеческого образа, настолько значительная, что Бухарин не без основания заговорил о «коллективном сверхчеловеке». Да иначе и не могло быть, ибо лишь такой тип организации соответствует качеству и количеству современного машинизма. Можно смело утверждать, что не будь даже в помине социалистических и утопических идей, возникших в значительной степени из жажды морального благообразия, — все равно, уже в силу технического прогресса произошла бы частичная или сплошная коллективизация человечества. В этом процессе есть нечто в высшей степени роковое, гнетущие своей принудитель­ной неизбежностью — что тоже вступает в конфликт с идеей христианской свободы. Титанический волевой порыв машинизированного коллектива в силу роковой необходимости должен поглощать волю отдельных компонент этого коллектива совершенно так же, как собранная и действующая машина поглощает самостоятельность ее отдельных частей.

Ильин В. Н.
Техника, и христианство
Журнал "Новый Град" №7

Эмпирическая церковь должна вести за собой

Православие поэтому не иммунизировано и очень часто благородно беззащитно против стального вихря современности. Католичество давно уже заменившее органику организацией, оказывается практически в более выгодном положении, хотя все же существенной разницы здесь нет. В обоих случаях эмпирическая церковь плелась в хвосте событий, вместо того, чтобы вести за собой.

… [Церковь] не есть ни организм, ни организация, но особая духовная сущность, именуемая соборным, кафолическим бытием. Это бытие отражает взаимоотношение трех ипостасей Пресвятой Троицы, относительно которой будет уже явным нечестием даже рассуждение о том, организм ли это или организация. Пресвятая Троица есть Соборный Дух, именно в силу своей соборности бессмертный и возвышающийся как над органическим бытием, так и над неорганическим и организованным — машинно-социальным. Этому Соборному Духу и тому человечеству, которое живет и действует по Его образу, дано возвышаться над роковой и страшной диалектикой машинно-социальной современности и судить ее.

Суд всегда означает суждение, а потому и понимание до мельчайших деталей, как в положительном так и в отрицательном. Менее всего судом и суждением будет отмахивание, открещивание и прочие варианты политики страуса. Чтобы судить, нужно действовать, а чтобы действовать, нужно быть современным в самом передовом и жгучем смысле этого слова. Тогда прогресс техники и связанный с ним процесс коллективизации перестанет быть роком, а станет объектом просвещения и вдохновения. И в церковной и во вне-церковной философии слишком долго пользовались расслабляющими и женственными наслаждениями бездейственного созерцания, совершенно забыли про жгучую, мужественную правду, выраженную в словах гениального Н. Ф. Федорова: «Мир дан нам не для поглядения, а для делания».

Ильин В. Н.
Техника, и христианство
Журнал "Новый Град" №7

В наше время: «Сходи не знаю куда, принеси не знаю что».

Несчастье для современного культурного человечества в том, что силы действенного познания в философии и социологии совершенно дискоординированы, не приведены в мало-мальски содейственное взаимоотношение, что усугубляет катастрофизм и без того непрочных связей современного культурного бытия.

В наше время перегнули палку в противоположную сторону и, совершенно презрев познание, увлеклись исключительно практикой действий. Создалось положение, которое можно охарактеризовать словами: «Сходи не знаю куда, принеси не знаю что». Это практическое самоослепление человечества, утрата философского инстинкта приводит к безмерному духовно-нравственному снижению. Ибо утрата философских перспектив приводит к тому, что плохие объекты укрепляются действием и занимают место хороших, ослабленных бездейственным созерцанием предыдущих эпох.

Христианство есть религия мужественного, действенного духа, призванного судить, т. е. идти впереди, и не оно ответственно за грехи эмпирических представителей церкви, но последние ответственны перед ним.

Ильин В. Н.
Техника, и христианство
Журнал "Новый Град" №7

См. также

Ссылки

Литература

  • "Владимир Николаевич Ильин" на Google Books

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2018    1260.org     Отказ от ответственности