Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Юркевич, П. Д. Общество. Персоналии Соловьёв, Владимир

Борис Петрович Вышеславцев

Рождение: 3 октября 1877; Москва, Российская империя
Смерть: 5 октября 1954 (77 лет); Женева, Швейцария

«Как все просто»

Жажда знания была в нем едва ли не сильнее жажды жизни. Последними его словами были: «как все просто».

Зандер Лев Александрович
Памяти Бориса Петровича Вышеславцева

Не эволюция, а инволюция

Основное индийское требование непрерывного отрешения, развоплощения: творение и воплощение не удалось … и оно вернулось к Творцу, растворилось в Творце, как капля воды в океане.

В действительности это не эволюция, а инволюция, не развертывание, а свертывание, не развитие, а свитие; не переход к более сложному а возвращение к простому. То, что на западе называется прогрессом и эволюцией — здесь должно просто отрицаться, как проявление воли к жизни, жажды деятельности. Весь индийский метафизический пессимизм стоить здесь пред нами, с его отрицанием плоти, воплощения, космоса, культуры, эроса. … Конец этого пути инволюции есть полное развоплощение я и его растворение в абсолюте. Совершается обратный путь: то что было воплощено — развоплощается, то что было сотворено, — растворяется; это процесс обратный творению: процесс растворения, тот самый обратный путь, противоположный возникновению, о котором говорит Санкара (см. выше приведенную цитату). Творение и воплощение не удалось: ему надоело творить Карму (дело), страдать и перевоплощаться, и оно вернулось к Творцу, растворилось в Творце, как капля воды в океане, как кусок соли в соленой воде; слилось с ним, как реки сливаются с океаном, вернулось к нему, как искра возвращается к пламени.

Буддизм говорит: ты есть я, и потому я тебя люблю и жалею; христианство говорит: ты не есть я, и потому я тебя люблю и жалею.

Буддизм говорит: ты есть я, и потому я тебя люблю и жалею; христианство говорит: ты не есть я, и потому я тебя люблю и жалею. Различие это огромно: в христианстве мой "ближний" есть индивидуальность, лицо, мне противоположное, единственное и неповторимое; в буддизме множество различных индивидуальностей есть иллюзия, майя, на самом деле они все — одно, тождественны в существе своем, в сердце — неразличимы; здесь нет и не может быть никакого индивидуального бессмертия и, следовательно, никакой любви к бессмертной, единственной и незаменимой индивидуальности. Здесь нет единства противоположностей, составляющего сущность любви, нет "Coincidentia oppositorum", здесь тождество лиц в безразличном, одинаковом страданий, имеющее своим пределом полное "угасание" всякого индивидуального различья в "нирване".

Борис Вышеславцев
Значение сердца в религии

Христианство говорит: блаженны алчущие; весь индуизм говорит: горе алчущим и жаждущим; надо искать искоренить жажду.

Теперь последний вопрос: нужен ли нам, нужен ли современному миpy тот индуизм, который проповедует Кришнамурти? Да, если мы хотим отрешения от миpa и развоплощения, если хотим прекращения деятельности, творчества и культуры. Но человек христианской культуры этого хотеть не может. Религия развоплощения отрицает не только нашу христианскую религию воплощения и воскресения — это многие готовы отрицать, — но, что уже труднее для современного человека: она отрицает всякую ценность плодов деятельности и творчества и всякую культуру, ибо всякая культура есть воплощение идей и христианская культура прежде всего построена на признании святости плоти, святости природы, святости космоса (обожения плоти). Религии Индии имеют другую систему ценностей, чем христианство. Это не ценности воплощения, преображения и воскрешения «победы над смертью», а противоположные ценности: развоплощения, отрешения от плоти, приятия смерти, как «угасания»; надо угасить волю к жизни. Как говорится в Федоне: жизнь истинного философа есть вечное умирание — вот точное выражение отрешенного идеализма. И буддизм говорит это еще сильнее и еще неумолимее.

Христианство говорит: блаженны алчущие; весь индуизм говорит: горе алчущим и жаждущим; надо искать искоренить жажду. Христианство говорит: всякая истинная молитва будет исполнена. Индуизм говорит: молиться некому и не о чем.

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2019    1260.org     Отказ от ответственности