Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Августин Блаженный Категория: 1000 лет Варнава, апостол от 70

Был ли собор Александрийской Церкви 255 года?

Николай Дмитриевич Тальберг

Обличителем египетских хилиастов является известный Дионисий, епископ Александрийский, который, следуя аллегорическому и таинственному объяснению св. Писания Александрийской школы, по своим убеждениям был ревностным противником буквального и чувственного понимания пророческих сказаний. Непот, епископ Арсеноитский, не сочувствуя направлению Александрийской школы, написал в опровержение его сочинение под названием "Обличение аллегористов", в котором тысячелетнее царство Христово, изображенное в Апокалипсисе, принимал за царство земное, с земными удовольствиями. Дионисий Александрийский, в опровержение Непота, не только написал сочинение "Об обетованиях", даже лично вел диспут с хилиастами, и на соборе 255 года успел убедить многих из арсеноитских христиан отказаться от хилиазма.

Николай Дмитриевич Тальберг
История Церкви. Часть I. Хилиазм

Николай Сомин

Николай Сомин отмечает, что собора Александрийской церкви по поводу хилиазма не было, а была (трёхдневная) поездка Дионисия в Арсиною, где он спорил с местными христианами и убеждал паству оставить хилиастические идеи.

ПП: Но мне помнится, что ересь хилиазма была осуждена еще в III веке на одном из соборов, кажется — Александрийском.

ХС: Может быть Вы имеете в виду свидетельство Евсевия Памфила, упоминающего, что св. Дионисий Александрийский был против учения Арсинойского епископа Непота, приверженца хилиазма. Однажды Дионисий поехал в Арсинойский округ (Тальберг приурочивает это событие к 255 г.[7]) и устроил там спор о хилиазме, причем сумел убедить в своей правоте многих[8]. Ясно, что при самом пылком воображении это собрание не тянет даже на поместный собор Александрийской церкви. Так что нет никаких причин считать, что хилиазм был соборно осужден.

ПП: Я все же думаю, что этот собор можно считать поместным.

ХС: Совершенно невозможно, ибо это не был собор епископов, а просто разговор первого епископа с верующим народом. Об Александрийском же соборе, осудившем хилиазм, историки не упоминают. Боюсь, что это — из области мифологии. Но даже если такой собор и был, то его решения действительны только в рамках Александрийской церкви. Из поместных соборов для нас имеют силу только соборы нашей Русской Православной Церкви. Но уверяю Вас, соборов, осуждающих хилиазм, в нашей Церкви не было. И тем более, не было осуждения христианского социализма. Всероссийский Поместный Собор 1917-1918 гг. о христианским социализме суждения не имел. В документе «Основы социальной концепции РПЦ», принятым Архиерейским собором в 2000 г., нет не только его осуждения, но даже упоминания…

...

ХС: ... Кстати, современные православные авторы, профессионально пишущие о тысячелетнем царстве[11], о соборных осуждениях не упоминают (они знают, что их не было), а пытаются опровергнуть хилиазм содержательным анализом.


[7] Н. Тальберг. История христианской церкви. — М.: «Интербрук», 1991. — с. 70.

[8] Евсевий Памфил. Церковная история. — М.:Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993. — с. 265-267.

[11] Например, Свящ. Николай Ким. Тысячелетнее царство. Экзегеза и история толкования XX главы Апокалипсиса — СПП.: Алетейя, 2003. — 331 с.

Сомин Н.В.
Богословские диалоги о христианском социализме. XXI век
Диалог первый. О «ереси» хилиазма

Дионисий Великий

Дионисий Великий (кон. II в.- 264/5), свт. (пам. 5 окт., пам. греч. 3 окт.), еп. Александрийский, богослов, церковно-общественный деятель.

Как видно из статьи "ДИОНИСИЙ ВЕЛИКИЙ", помещённой в "Православной Энциклопедии", никакого поместного собора Александрийской церкви, рассматривающего вопрос хилиазма при Дионисии (еп. Александрийский с 247/8 по 264/5 годы) в 255 году не собиралось.

Кстати, он не верил, что Апокалипсис написал Иоанн Богослов (см. ниже), что было одним из его основных аргументов против хилиазма. Значит, если собор был, то и собор должен был отвергнуть Апокалипсис вместе с хилиазмом.

После смерти свт. Иракла Дионисий Великий был поставлен на епископскую кафедру Александрии (247/8).

... В то же время возникли новые споры по вопросу о толковании обетования 1000-летнего царства Христова (см. ст. Хилиазм). Один из егип. епископов, Непот Арсинойский, придерживался букв. понимания, написав по этому поводу соч. «Обличение аллегористов» (῎Ελεϒχος ἀλληϒοριστῶν), направленное против мистико-аллегорического толкования Свящ. Писания Александрийской школой. Число приверженцев Непота увеличилось после его смерти, когда во главе сторонников его учения стал некто Коракион. Для борьбы с хилиазмом Д. В. лично отправился в Арсиною и в течение 3 дней в присутствии народа беседовал с пресвитерами и братьями, разделявшими хилиастические воззрения. В результате Д. В., терпеливо выслушавшему возражения оппонентов, удалось склонить их на сторону истины. Для окончательного опровержения хилиазма Д. В. написал соч. «Об обетованиях».

... Трактат «Об обетованиях» (Περ ἐπαϒϒελιῶν, De promissionibus) в 2 книгах направлен против хилиастических воззрений егип. еп. Непота. В нем, по всей вероятности, воспроизводились доводы, высказанные Д. В. в арсинойском собеседовании. 1-я книга содержала изложение взглядов Д. В. по вопросу об исполнении Божественных обетований, во 2-й речь шла об Откровении Иоанна Богослова. 5 фрагментов 2-й книги сохранились в «Церковной истории» Евсевия (VII 24-25), 3 — в соч. «Rerum sacrarum liber secundus» Леонтия и Иоанна (Mai A. Scriptorum veterum nova collectio. R., 1833. T. 7. P. 99, 108). Говоря об Откровении, Д. В. сначала рассматривает взгляды тех, кто совершенно отвергали происхождение этой книги от ап. Иоанна (имеются в виду алоги — Epiph. Adv. haer. 51. 3). По мнению Д. В., книга написана «святым и боговдохновенным мужем» по имени Иоанн, хотя его нельзя отождествлять с апостолом, сыном Зеведея, братом Иакова, к-рому принадлежит Евангелие и соборное Послание. Он предполагает, что писателем Апокалипсиса был какой-то др. Иоанн из Асии, «тем более что в Эфесе были, говорят, две гробницы, и каждая называлась гробницей Иоанна». Д. В. приводит 3 аргумента в пользу своего заключения: разность в характере обоих писателей, как она обнаруживается в том факте, что «евангелист нигде не обозначает своего имени, нигде не выставляет самого себя — ни в Евангелии, ни в Послании», тогда как писатель Апокалипсиса называет свое имя уже в самом начале; разность в мыслях, выражениях и в их сочетаниях; различие в языке — отсутствие неграмматических форм речи и синтаксиса, иностранных, неправильных и простонародных выражений в Евангелии и Посланиях и наличие в Апокалипсисе греч. речи и языка, смешанных с речениями иностранными, и местами неправильными.

«Православная Энциклопедия»
Дионисий Великий

Catholic Encyclopedia (1913)

Католическая Энциклопедия признает, что острая критика Дионисием Апокалипсиса имела плачевные плоды — это стало основной причиной того, что вплоть до средневековья Апокалипсис зачастую отвергался в грекоязычных Церквах.

An Egyptian bishop, Nepos, taught the Chiliastic error that there would be a reign of Christ upon earth for a thousand years, a period of corporal delights; he founded this doctrine upon the Apocalypse in a book entitled "Refutation of the Allegorizers". It was only after the death of Nepos that Dionysius found himself obliged to write two books "On the Promises" to counteract this error. He treats Nepos with great respect, but rejects his doctrine, as indeed the Church has since done, though it was taught by Papias, Justin, Irenæus, Victorinus of Pettau, and others. The diocese proper to Alexandria was still very large (though Heraclas is said to have instituted new bishoprics), and the Arsinoite nome formed a part of it. Here the error was very prevalent, and St. Dionysius went in person to the villages, called together the priests and teachers, and for three days instructed them, refuting the arguments they drew from the book of Nepos. He was much edified by the docile spirit and love of truth which he found. At length Korakion, who had introduced the book and the doctrine, declared himself convinced. The chief interest of the incident is not in the picture it gives of ancient Church life and of the wisdom and gentleness of the bishop, but in the remarkable disquisition, which Dionysius appends, on the authenticity of the Apocalypse. It is a very striking piece of "higher criticism", and for clearness and moderation, keenness and insight, is hardly to be surpassed. Some of the brethren, he tells us, in their zeal against Chiliastic error, repudiated the Apocalypse altogether, and took it chapter by chapter to ridicule it, attributing the authorship of it to Cerinthus (as we know the Roman Gaius did some years earlier). Dionysius treats it with reverence, and declares it to be full of hidden mysteries, and doubtless really by a man called John. (In a passage now lost, he showed that the book must be understood allegorically.) But he found it hard to believe that the writer could be the son of Zebedee, the author of the Gospel and of the Catholic Epistle, on account of the great contrast of character, style and "what is called working out". He shows that the one writer calls himself John, whereas the other only refers to himself by some periphrasis. He adds the famous remark, that "it is said that there are two tombs in Ephesus, both of which are called that of John". He demonstrates the close likeness between the Gospel and the Epistle, and points out the wholly different vocabulary of the Apocalypse; the latter is full of solecisms and barbarisms, while the former are in good Greek. This acute criticism was unfortunate, in that it was largely the cause of the frequent rejection of the Apocalypse in the Greek-speaking Churches, even as late as the Middle Ages. Dionysius's arguments appeared unanswerable to the liberal critics of the nineteenth century. Lately the swing of the pendulum has brought many, guided by Bousset, Harnack, and others, to be impressed rather by the undeniable points of contact between the Gospel and the Apocalypse, than by the differences of style (which can be explained by a different scribe and interpreter, since the author of both books was certainly a Jew), so that even Loisy admits that the opinion of the numerous and learned conservative scholars "no longer appears impossible". But it should be noted that the modern critics have added nothing to the judicious remarks of the third-century patriarch.

Catholic Encyclopedia (1913)
Dionysius of Alexandria

См. также

Ссылки

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2018    1260.org     Отказ от ответственности