The woman clothed with the sun
  1260.org  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Download
zip-file
Main
+ Categories
+ Apparitions
La Salette
Fatima
Beauraing
Heede
Garabandal
Zeitun
Akita
Melleray
Medjugorje
History
Apostasy
Communism
1000 years
Bible
Theotokos
Commentary
Prayer
Rosary
Theosis
Heart
Sacrifice
Church
Society
Nature
Personalities
Texts
Articles
Directory
References
Bibliography
email
 
Pius XI, Pope Category: Vatican Divini Redemptoris

Miserentissimus Redemptor

Пий XI, Папа

Окружное послание

Miserentissimus Redemptor

О возмещении Святейшему Сердцу

 

Нашим Достопочтенным Братьям Патриархам, Примасам, Архиепископам и другим местным властям, пребывающим в мире и общении с Апостольским Престолом.

Досточтимые Братья, привет и апостольское благословение.

1

Милосерднейший Спаситель по совершении дела спасения на крестном Древе и до Вознесения Своего от этого мира к небесному Отцу, рек Апостолам и ученикам, утешая их в тревоге: "Се, Я с вами во все дни, до скончания века" (Мф. xxviii, 20). От сего приятнейшего слова проистекают наша надежда и уверенность, оно споспешествует нам, Досточтимые Братья, всякий раз, как мы оглядываемся вокруг с этой высокоподнятой сторожевой башни и видим род людской труждающийся посреди толиких зол и несчастий, и саму Церковь в непрестанной осаде среди нападок и козней. Ибо, как в начале сие Божественное обетование подняло унылый дух Апостолов и облагодетельствовало и воспламенило их для сеяния семян Евангельского учения по всему міру, так с тех пор оно придавало Церкви сил для победы над вратами адовыми. Истинно Господь наш Иисус Христос пребывал со Своей Церковью во все дни, но приносил ей сугубую помощь и защиту, когда ее окружали великие опасности и трудности. Ибо лечения, приспособленные к условиям времени и обстоятельств, всегда подаются Божественной Премудростью, которая "быстро распростирается от одного конца до другого и всё устрояет на пользу" (Прем. viii, 1). Но в наш век также "рука Господа не сократилась на то, чтобы спасать, и ухо Его не отяжелело для того, чтобы слышать." (Ис. lix, 1) особенно с тех пор, как заблуждение прокралось внутрь и распространилось далеко вовне, так что возникло обоснованное опасение, что неким образом иссякнут источники Христианской жизни там, где людям воспретили любить и познавать Бога. Итак поскольку возможно, что некоторые не знают, а другие не принимают во внимание те жалобы, что излил вселюбящий Иисус, явившись Маргарите Марии Алякок, а также то, что Он просил и ожидает от людей для их же конечного блага, мы сочли нужным, Досточтимые Братья, кратко изложить вам относительно долга благочестного возмещения, которое все мы обязаны воздать Святейшему Сердцу Иисуса, с тем чтобы каждый из вас смог с тщанием учить своих пасомых тому, что мы излагаем вам и пробудить их применить то же в своей жизни.

2

Среди многих доказательств безграничной благости нашего Искупителя есть одно стоящее особняком, а именно то, что когда любовь Христиан охладевала, сама Божественная Любовь была явлена для особого поклонения, дабы дары ее благости стали явны через ту форму почитания, когда поклонение обращено к Святейшему Сердцу Иисуса, "В Котором все богатства мудрости и познания" (Кол. ii, 3). Ибо, как во времена древние, когда люди вышли из Ноева ковчега, Бог возжег "радугу в облаках" (Быт. ix, 13), сияющую знаменьем дружеского союза, так и в беспокойнейшие времена недавнего века, когда ересь янсенизма, самая искусная из всех, враждебная любви и благочестию к Богу, прокралась с проповедью о том, что Бога не надо любить как отца, но скорее бояться как неумолимого судью; тогда кротчайший Иисус явил народам Свое Святейшее Сердце, вознесенное знаменем мира и любви, несущее несомненную победу в сражении. И действительно, наш счастливой памяти Предшественник, Лев XIII, восхищаясь благовременности почитания Святейшего Сердца Иисуса, весьма точно сказал в своем окружном послании Annum Sacrum: "Когда-то, на заре первых, недалеких от самих истоков Церкви лет, ее угнетало иго Цезарей, и явленный на высоте Крест стал для молодого императора знаком и причиной его скорой победы. Сегодня на наших глазах появляется другой знак, Божественный знак, счастливейшее предвестие, а именно Святейшее Сердце Иисуса под крестом, ослепительно сияющее посреди пламени. В нем мы должны полагать все надежды наши; у него должны мы просить спасения людей и от него следует этого спасения ожидать".

3

И это верно сказано, Досточтимые Братья. Ибо где, как не в этом счастливом знаке и не в связанной с ним форме благочестия — синтез всей религии, и сверх того — образец более совершенной жизни, поскольку он скорее ведет души к глубокому и близкому познанию Христа Господа, и действенней подвигает сердца любить Его горячее и точнее подражать Ему? Посему не удивительно, что наши Предшественники постоянно защищали эту всегда одобренную форму благочестия от препон клеветников и превозносили ее высокой хвалою и продвигали ее со рвением, которого требовали нужды времени и обстоятельств. Более того, вдохновением Божией благодати, случилось, что почитание Святейшего Сердца весьма возросло с течением времени; отсюда везде возникшие благочестивые братства по распространению почитания Божественного Сердца; отсюда же обычай принимать Святое Причастие в первую пятницу месяца, обычай по воле Христа Иисуса ныне везде утвердившийся.

4

Но, несомненно, среди всего, что принадлежит почитанию Святейшего Сердца Иисуса, особое место занимает Посвящение, когда мы посвящаем себя и всё свое Божественному Сердцу Иисуса, признавая, что всё получили от нескончаемой любви Божией. Когда Спаситель наш открыл Маргарите Марии, невиннейшей ученице Его Сердца, сколь много Он желает, чтобы люди отдавали Ему сей долг почитания (каковое желание Он имеет не столько в силу Своего права, сколько от Своей неизмеримой любви к нам); она сама, со своим духовным отцом, Клодом де ля Коломбьер, откликнулась первой. За ней с течением времени последовали сперва особы, затем отдельные семьи и общества, и наконец мірские власти, города и царства. Но поскольку в прошедшем и в настоящем столетии случилось так, что отрицанию подверглось владычество Господа Иисуса Христа, а против Церкви развязали войну, проводя законы и плебисциты противные Божественному и естественному праву, даже до крика в собраниях "не хотим, чтоб он царствовал над нами" (Лк. xix, 14): вышеназванное Посвящение, противостоя всему этому, прорывается гласом всех почитателей Святейшего Сердца, так словно бы это был один голос: "Христу надлежит царствовать" (1 Кор. xv, 25); "Да приидет Царствие Твое" (Мф. vi, 10). Так наконец случилось, что в начале этого столетия счастливой памяти наш Предшественник Лев XIII, под одобрение всего Христианского міра, посвятил весь род людской, которым Христос, в Коем восставляется всё (Еф. i, 10), владеет по прирожденному праву, сему Святейшему Сердцу.

5

Сие столь знаменательно и счастливо начавшееся дело, как мы учили в окружном послании Quas primas, мы сами, снисходя к весьма многим давним желаниям и долгим молитвам Епископов и народа, привели к завершению и, с благодатью Божией, совершили, когда закрывая Юбилейный Год, мы установили Торжество Христа Царя Всех для торжественного празднования по всему Христианскому міру. Сделав это, мы не только ясно показали, что высочайшее владычество Христа простирается на всю вселенную, на гражданское и домашнее общество и на отдельных людей, но и одновременно предвосхитили ликование того благовестного дня, когда весь мір с радостью и добровольно подчинится сладчайшему господству Христа Царя. По этой причине мы также постановили, чтобы сие Посвящение возобновлялось каждый год в определенное торжество, дабы плод сего Посвящения обретался уверенней и изобильней, и все народы воссоединились во христианской любви и в единомыслии мира, в Сердце Царя царствующих и Господа господствующих.

6

Но ко всем этим обязанностям, а особо к сему плодотворному Посвящению, кое было своеобразно утверждено священным торжеством Христа Царя, необходимо добавить нечто еще, а именно касаемое предмета о котором нам, Досточтимые Братья, хотелось бы поговорить с вами подробней: то есть о долге благочестного удовлетворения или возмещения Святейшему Сердцу Иисуса. Ибо, коль скоро первое и главное в Посвящении — то, что твари следует воздать любовью за любовь своему Творцу; из сего немедленно вытекает, что той же нетварной Любви, будь она пренебрегаема или оскорблена, надо воздать некую компенсацию за ущерб; каковая обычно называется возмещением.

7

Итак, хотя в обоих этих делах нами двигают одинаковые побуждения, тем не менее мы связаны долгом возмещения и умилостивления по гораздо более сильной причине: во имя справедливости и любви. Справедливости, чтобы избыть оскорбление, нанесенное Богу нашими грехами, и восстановить нарушенный порядок покаянием. Любви, чтобы нам страдать вместе со Христом страдающим, Который "пресыщен поношением" (Плач. iii, 30), и в нищете нашей дать Ему хотя бы малое утешение. Ибо как мы все грешники и отягощены великой виной, мы должны чтить Бога не только с должным почтением преклоняясь перед Его бесконечным величием или в молитвах признавая Его высочайшее владычество, или восхваляя Его безмерную благость в благодарении; но сверх того, мы должны воздавать возмещение Богу-Праведному Мстителю за наши бесчисленные грехи и оскорбления и небрежения. Таким образом, коли мы преданы Богу и названы святыми Богу, той святостью и неколебимостью которые, как учит Ангельский Доктор, дает посвящение (2a. 2ae. qu. 81, a. 8. c.), к Посвящению должно прибавить умилостивление, когда грехи полностью уничтожаются, иначе высшее правосудие покарает наше позорное недостоинство и отвергнет наше приношение как ненавистное, вместо того, чтобы принять его как богоугодное.

8

Более того, сей долг умилостивления лежит на всем роде людском, с тех пор как, по учению Христианской веры, после несчастного падения Адама, род наш, зараженный наследным пороком, подверженный похотям и себе на сокрушение совратившись, должен был быть низвергнут в вечное проклятие. Это отрицают мудрецы века сего и, следуя древнему заблуждению Пелагия, приписывают человеческой природе некую прирожденную добродетель, силою которой она может сама возвыситься до превыспренних; но Апостол отвергает эти ложные помыслы людской гордыни, предупреждая нас, что по природе мы — "чада гнева" (Еф. ii, 3). Действительно, с самого начала, люди по своему признавали всеобщий долг умилостивления и, ведомые определенным естественным инстинктом, публично приносили Богу жертвы примирения.

9

Но никакой тварной власти не по силам изгладить грехи людей, и Сын Божий принял человеческую природу, чтобы искупить ее. Сие Спаситель человеков Сам возвестил устами Псалмопевца: "Жертвы и приношения Ты не восхотел: но тело уготовал Мне. Всесожжения и жертвы за грех неугодны Тебе. Тогда Я сказал: вот, иду". (Евр. x, 5-7). И поистине: "Он взял на Себя наши немощи, и понес болезни…Он изъязвлен был за грехи наши" (Ис. liii, 4-5), "Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо…"(1 Петр. ii, 24), "Истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас; И Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту… (Кол. ii, 14), "чтобы мы будучи мертвыми для греха, жили по правде" (1 Петр. ii, 24). Но, хотя преизбыточествующим искуплением Христа мы получили изобильное прощение всех грехов (Ср. Кол. ii, 13), однако поскольку чудным божественным промыслом недостающее от скорбей Христовых должно восполнятся во плоти нашей за Его тело которое есть Церковь (Ср. Кол. i, 24), ко хвале и удовлетворению, "принесенных Христом за грешников Богу", мы можем добавить свою хвалу и удовлетворение; и действительно нам надлежит поступать так. Но мы должны всегда помнить, что вся искупительная сила зависит от кровавой жертвы Христа, беспрерывно возобновляемой на наших алтарях ненасильственно. "Ибо жертва одна и та же, что ныне приносится служением священников, и что некогда была принесена Самим Господом на кресте, только способ принесения разный" (Тридентский Собор, Сессия XXIII, Глава 2). Потому к сей величайшей евхаристической Жертве следует присоединять приношение священнослужителей и верных, так чтобы они тоже могли "представить собой жертву живую, святую, богоугодную" (Рим. xii, 1). Даже более, св. Киприан не колеблется утверждать, что "Господня жертва не совершается с законным освящением, если наше приношение и жертва не соответствуют Его страсти" (Еф. 63). По этой причине, Апостол предупреждает нас, что "нося в теле мертвенность Иисуса" (2 Кор. iv, 10) и "погреблись с Ним крещением в смерть" (Ср. Рим. vi, 4-5), мы должны не только распинать свою плоть со всеми страстями и похотями (Ср. Гал. v, 24), "удаляясь от мирского растления похотью" (2 Петр. i, 4), но будучи причастниками Его вечного священства, "чтобы жизнь Иисусова открылась в теле нашем" (2 Кор. iv, 10), мы должны приносить "дары и жертвы за грехи" (Евр. v, 1). В сем мистическом священстве и в служении примирения и жертвоприношения участвуют не только те, кого наш Первосвященник Иисус Христос принимает в служители для воздаяния чистого приношения во имя Божие во всяком месте от востока солнца и до запада (Мал. i, 11), но и всему Христианскому народу по праву названному Князем Апостолов "родом избранным, царственным священством" (1 Петр. ii, 9), следует возмещать за грехи свои и всего человечества (Евр. v, 3) весьма схожим образом, как и всякий священник и первосвятитель "из человеков избираемый, поставляется на служение Богу" (Евр. v, 1).

10

Но чем более совершенно наше приношение и жертва соответствует жертве Господа, то есть, чем совершеннее мы закалаем нашу любовь и наши желания и распинаем нашу плоть таинственным распятием, о котором глаголет Апостол, тем более изобильные плоды сего примирения и умилостивления мы получим для нас и для других. Ибо существует чудный и тесный союз всех верных со Христом, подобный тому, что осуществляется между главой и членами. Более сего, благодаря тому мистическому Общению Святых, что мы исповедуем в Католической символе веры, отдельные люди и целые народы соединены не только друг с другом, но и с Ним, Который есть глава Христос, из Которого всё тело составляемое и совокупляемое, посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви" (Еф. iv, 15-16). Об этом Иисус Христос, Посредник между Богом и людьми, перед лицом смерти, и молил Отца: "Я в них, и Ты во мне, да буду совершены во едино" (Ин. xvii, 23).

11

Отсюда, как посвящение возвещает и утверждает этот союз со Христом, так возмещение начинает этот союз, стирая грехи, совершенствует его участием в Христовых страданиях и венчает его приношением жертвы за братьев. В том была цель милосердного Иисуса, явившего нам Свое Сердце со знаками страстей и в пламени любви, чтобы через первые мы могли узнать беспредельное зло греха, а во втором — восхищаться бесконечной любовью нашего Искупителя, и таким образом больше возненавидели грех и горячее воздали любовью за Его любовь.

12

Поистине дух умилостивления или возмещения всегда занимал первое и главное место в почитании Святейшего Сердца Иисуса, он ближе всего к истоку, характеру, силе и отличительным чертам этого почитания, как то свидетельствуют история и обычай, а так же священная литургия и деяния Верховных Первосвященников. Ибо когда Христос явил Себя Маргарите Марии и объявил ей бескрайность Своей любви, в то же время, в скорбной манере, Он излил жалобы на многие и весьма великие оскорбления, нанесенные Ему неблагодарными людьми, и мы желали бы, чтобы слова сей жалобы запечатлелись в душах верных и никогда бы не стерлись забвением:

"Взгляни на это Сердце, — сказал Господь, — которое так возлюбило людей и излило на них столькие блага, а за свою бескрайнюю любовь получает лишь холодность и пренебрежение, и это от тех, кого долг и обеты обязывают к особо сильной любви". Чтобы изгладить эти грехи, Господь предложил несколько средств, а именно следующее, как наиболее угодное Ему: то, что называется Причастием Возмещения, а также взывания и молитвы в продолжение часа, который по праву называется Святым Часом. Эти благочестивые упражнения были одобрены Церковью, которая даровала практикующим их многочисленные индульгенции.

13

Но как могут эти умилостивительные обряды принести утешение после того, как Христос воцарился в блаженстве Небес? На это ответим словами св. Августина, которые здесь весьма кстати: "Приведи мне одного любящего, и он поймет, что я говорю" (In Johannis evangelium, tract. XXVI, 4). Ибо сильно возлюбивший Бога, буди он пожелает обратиться к прежним дням, может остановиться в созерцании Христа, труждающегося для людей, скорбящего, страдающего в великих тяготах, "ради нас и ради нашего спасения", истомленного грустью, тревогой, "изъязвленного за грехи наши" (Ис. liii, 5) и исцеляющего нас Своими ранами. И благочестивые души еще старательней созерцают эти деяния, ибо грехи и преступления людей, совершенные в каждом веке, были причиной предания Христа смерти, и от них же приходят ко Христу скорби, страдания и смерть, поскольку каждый грех по своему возобновляет страсти нашего Господа: "Вновь распинают в себе Сына Божия и ругаются Ему" (Евр. vi, 6). Так, если из-за наши грехов, тогда еще предстоящих, но уже предвиденных Им, душа Христа восскорбела смертельно, нет сомнения в том, что и наше возмещение, которое Он также предвидел, принесло ему некое облегчение, когда "явился Ангел с неба и утешал Его" (Лк. xxii, 43), чтобы Его Сердце, стесненное угнетением и тоской, нашло утешение. Итак даже до сего дня чудно, но истинно мы можем и должны утешать Святейшее Сердце, постоянно раненное грехами неблагодарных людей, поскольку — как мы читаем во священной литургии — Сам Христос, устами Псалмопевца жалуется на то, что Он оставлен Своими друзьями: "Поношение сокрушило сердце мое, и я изнемог; жаждал сострадания, и нет его, — утешителя, но не нахожу". (Пс. Ixviii, 21).

14

К этому можно добавить, что искупительные страсти Христовы возобновляются и некоторым образом продолжаются и исполняются в Его мистическом Теле, которое есть Церковь. Как говорит св. Августин: "Христос пострадал так, как Ему надлежало пострадать; отныне нет никакого недостатка в мере Его страданий. Скорби претерпела Глава, но остались страдания в Его Теле" (На пс. Ixxxvi). Это снизошел объяснить и Сам Господь Иисус, когда говоря к Савлу, "всё еще изрыгающим угрозы и убийства" (Деян. ix, 1), Он сказал; "Я — Иисус, Которого ты гонишь" (Деян. ix, 5). Сие ясно обозначает, что когда гонениям подвергается Церковь, Сам Божественная Глава Церкви тоже гоним и осаждаем. По праву Христос, всё еще страдающий в Своем мистическом Теле, желает общников для Своего искупительного дела. Этого же требует наш близкий союз с Ним, ибо поскольку мы "Тело Христа и члены Его" (1 Кор. xii, 27), когда страдает Глава, с Ним страдают и все члены. (Ср. 1 Кор. xii, 26).

15

Итак, сколь велика потребность в умилостивлении или возмещении за грех, особенно в наше время, станет явно всякому, кто, как мы сказали, телесным и духовным взором окинет этот мир, который "во зле лежит" (1 Ин. v, 19). Ибо со всех концов до нас доносится вопль скорбящих народов, а их князья и правители поистине восстали и собрались вместе против Господа и против Его Церкви (Ср. Пс. ii, 2). Во всех их краях мы зрим попранные права Божественные и человеческие. Церкви низвергают и разрушают, мужи Церкви и священные девы выводятся из своих домов и предаются поруганию, зверству, гладу и заточаются в узы; мальчиков и девочек отрывают от груди их матери Церкви и учат отрекаться от Христа, учат богохульству и наихудшим преступлениям похоти. Весь христианский люд, в унынии и отчаянии, постоянно подвергается опасности либо отпасть от веры, либо претерпеть жесточайшую смерть. События сии столь печальны, что можно сказать, что они предрекают "начало скорбей", то есть поступки человеков греха, "противящихся и превозносящихся выше всего, называемого Богом или святынею" (2 Фесс. ii, 4).

16

Но еще больше нужно оплакивать, Досточтимые Братья, что среди самих верных, омытых банею Крещения в крови непорочного Агнца и обогатившихся благодатью, находятся многие разного сословия, кто, поступая в немыслимом невежестве о Божественных вещах, зараженные лжеучениями, далекие от Отцовского дома, ведут жизнь порока, жизнь ни освещенною светом веры, ни обрадованную ожиданием грядущего блаженства, ни обновленную и охраняемую огнем любви; похоже, они истинно сидят во тьме и тени смертной. Более того, среди верных весьма возросло небрежение церковной дисциплиной и теми древними установлениями, на которых утверждается вся христианская жизнь, которыми управляется домашнее общество и оберегается святость брака. Образование детей также в небрежении, или же извращено прельстительными попущениями, а у Церкви отняли власть давать образование юношеству. Есть печальное забвение христианской скромности в жизни и одежде женщин; есть невоздержанное вожделение преходящих ценностей, отсутствие умеренности в гражданских делах, тщеславный поиск народной благосклонности, обесценивание законной власти, и наконец презрение к слову Божию, что ведет к страданию или близкой погибели самой веры.

17

И всё это зло нашло свою вершину в трусости и лени тех, кто подобно спящим и бегущим ученикам, нестойким в вере, жалко покинули Христа, окруженного прислужниками Сатаны, в час Его скорби, а также в вероломстве тех, кто, следуя по стопам предателя Иуды, либо приобщаются святой трапезы дерзко и святотатственно, либо прямо переходят в стан врага. И так, даже против нашей воли, рождается мысль, что приблизились дни, о которых прорекал Господь: "И по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь" (Мф. xxiv, 12).

18

Итак, всякий верный, благочестиво размышляющий над всем этим, должен возгореться любовью Христа в его борении и предпринять решительные шаги к искуплению своих грехов и грехов других людей, возмещая чести Христовой и приближая вечное спасение душ. И в самом деле, апостольское речение "Когда умножился грех, стала преизобиловать благодать" (Рим. v, 20) можно применить для описания настоящего времени; ибо, когда весьма умножилось лукавство людское, в то же время, вдохновением Святого Духа, чудесно возросло количество верных обоих полов, пламенно желающих принести возмещение за многие оскорбления, нанесенные Божественному Сердцу, и даже не колеблющихся принести себя в жертву ради Христа. Ведь кто с любовью поразмыслит о вещах нами здесь сказанных и утвердит оные в своем уме, тот неизбежно с ужасом отпрянет как от величайшего зла от всякого греха, и что более сего, полностью покорится воле Божией и возжаждет возместить за поруганную честь Божественного Величия, как постоянной молитвой, так и добровольным умерщвлением, терпеливым несением выпадающих ему напастей и наконец, посвящением всей своей жизни умилостивительным упражнениям.

19

Посему были учреждены многие религиозные семьи мужчин и женщин с целью искренним служением днем и ночью неким образом исполнять обязанность Ангела, утешающего Иисуса в саду; посему возникли некоторые, одобренные Апостольским Престолом и обогащенные индульгенциями, благочестивые сообщества, берущие на себя ту же обязанность, выполняемую путем соответствующих упражнений в благочестии и добродетели; посему, наконец, не упоминая прочее, появились почитания и торжественные акты возмещения оскорбленной Божественной чести, совершаемые повсюду не только благочестивыми верными, но и целыми приходами, епархиями и городами.

20

Так это было, Досточтимые Братья, и обряд посвящения, имея скромные начинания, широко распространился и был в завершении увенчан нашим утверждением. Равно мы искренне желаем, чтобы обычай умилостивления или благочестивого возмещения, давно уже введенный и распространившийся был еще крепче утвержден Нашей Апостольской властью и торжественней практиковался всеми Католиками. Посему Мы постановляем и повелеваем, чтобы каждый год в торжество Святейшего Сердца Иисуса — каковое мы по сему случаю возводим в ранг двойного первого класса с октавой — во всех церквах по всему міру торжественно возглашалось та самая умилостивительная молитва или так называемое уверение нашему любимейшему Спасителю, в неизменных словах согласно копии, прилагаемой к настоящему посланию, чтобы смыть слезами все наши грехи и принести возмещение за попранные права Христа высочайшего Царя и возлюбленного Господа.

21

Нет основания сомневаться, Досточтимые Братья, то от этого благочестиво установленного и предписанного всей Церкви почитания проистекут многие превосходные блага не только отдельным лицам, но и обществу — священному, гражданскому и домашнему, в виду того, что Искупитель Сам обетовал Маргарите Марии, что "на всех воздающих честь Его Сердцу прольется изобилие небесной благодати". Грешники, взирая на Того, Кого они пронзили (Ин. xix, 37),, тронутые воздыханиями и слезами всей Церкви, скорбя об оскорблениях, нанесенных величайшему Царю, обратятся к сердцу (Ис. xlvi, 8), иначе может статься, ожесточенные грехами, они узрят Того, Кого пронзили "грядущего на облаках в небе" (Мф. xxvi, 64), уже слишком поздно и тщетно возрыдают пред Ним (Ср. Откр. i, 7). Но праведные да творят правду и да освящаются еще (Ср. Откр. xxii. 11) и посвятят себя целиком и с новым пылом служению своему Царю, зря Его презираемого и подвергающегося нападкам и осаждаемого толикими многими и великими оскорблениями. Но более всего да воспламеняют радением для вечного спасения душ, поразмысля о плаче Божественной Жертвы: "Что пользы в крови моей?" (Пс. xxix, 10), и о той радости, что наполнит Святейшее Сердце Иисуса "об одном грешнике кающемся" (Лк. xv, 10). Того особенно мы весьма желаем и с упованием ожидаем, что справедливый и милосердный Бог, пощадивший Содом ради десяти праведников, скорее возжелает пощадить весь род людской, когда Его тронут смиренные моления и во благо умирят молитвами сообществ верных, молящихся вместе со Христом, Посредником и Главой, за всех. И наконец, да благоволит добрейшая Дева Матерь Божья к сей цели и к сему нашему желанию; ибо поскольку Она даровала нам Иисуса Искупителя нашего, и вскормила Его, и принесла Его как жертву в Крестной смерти; таинственным союзом со Христом и Его особой благодатью Она благочестиво величается и поистине есть Возместительница. Уповая на Её заступничество перед Христом, Который будучи "един Посредник между Богом и человеками" (1 Тим. ii, 5), избрал Свою Матерь в Заступницы за грешников, а также служительницей и посредницей благодати, Мы, залогом небесных даров и в знак Нашей отеческой любви, сердечно преподаем Наше Апостольское благословение вам, Досточтимые Братья и всей пастве, печься о коей вы поставлены.

Дано в Риме, у св. Петра
в день восьмой Мая, 1928 года
в седьмой год Нашего Понтификата

Молитва возмещения

Иисусе сладчайший, за Твою любовь излившуюся на людей, Тебе неблагодарнейше платят забвением, небрежением и презрением. Вот мы, перед престолом Твоим распростертые, жаждем особым почитанием возместить за людскую лукавую холодность и дерзость, коими повсюду подвергается Твое вселюбящее Сердце.

Всё же памятуя о том, что и сами не всегда поступали достойно и оттого потрясенные живой скорбью, прежде всего умоляем Твое милосердие, готовые добровольным умилостивлением возместить раны не только нами нанесенные, но как теми, кто блуждают далече от пути спасения и, упорствуя в своем неверии, отрекаются следовать за Тобой, Пастырем и Кормчим, так и теми, кто, попирая обеты крещения, свергают приятнейшее иго Твоего закона. За сии плачевные преступления желаем умилостивить совокупно, и за каждое намереваемся возместить в отдельности: за нескромность жизни и одежды, за бесстыдство, за столькие сети, расставленные для невинных душ, за нарушение праздничных дней, за отвратительные проклятия, изрыгаемые против Тебя и Твоих святых, за оскорбления Твоего наместника и священнического чина, за небрежение и профанацию ужасными кощунствами самого таинства Божественной любви, за общественные грехи народов, противящихся правам и учительной власти Церкви Тобой установленной.

О, буди мы в силах смыть эти преступления своей кровью! Ныне же, дабы возместить за оскорбления нанесенные Божественной чести, мы приносим Тебе то же удовлетворение, что Ты принес Отцу на Кресте и что Ты постоянно на алтарях возобновляешь и присоединяем к оному умилостивления Девы Матери и всех святых и благочестивых верных, обещая ото всего сердца возместить за прошлые грехи наши и чужие и за такое небрежение Твоей любовью, крепкой верой, чистыми нравами, совершенным соблюдением Евангельского закона любви, насколько удостоимся Твоей благодати. Мы также потщимся со всею силою воспрепятствовать новым оскорблениям против Тебя, и призвать сколь можно больше следовать за Тобою.

Прими, молим, о всемилостивейший Иисусе по ходатайству блаженной Девы Марии Возместительницы, добровольное приношение нашего умилостивления и благоволи великим даром крепости сохранить нас до смерти в верности своему долгу и в служении Тебе, чтобы все мы пришли в то отечество, где Ты с Отцом и Духом Святым живешь и царствуешь во веки веков. Аминь.

Пий XI

Перевод: Сергей Шаулов, Una Voce Russia

See also

Links

Bibliography

       
     
        For this research to continue
please support us.
       
       
       
Contact information     © 2012—2017    1260.org     Disclaimer