Жена, облеченная в солнце
  Home  
Свящ. Писание     ru     en  
       
 
 
. Загрузить
zip-file
Главная
+ Категории
+ Явления
Ла-Салетт
Фатима
Борен
Хеде
Гарабандал
Зейтун
Акита
Меллерей
Меджугорье
История
Апостасия
Коммунизм
1000 лет
Библия
Богородица
Толкования
Молитва
Розарий
Обожение
Сердце
Жертва
Церковь
Общество
Природа
Персоналии
Тексты
Статьи
Указатель
Ссылки
Литература
email
 
Рикардс, Джеймс Общество. Персоналии Бердяев, Николай

Владимир Александрович Лефевр

Влади́мир Алекса́ндрович Лефе́вр (Lefebvre, р. 22 сентября 1936, Ленинград) — российский и американский психолог и математик, создатель концепции рефлексивных игр и «исчисляемой психофеноменологии», профессор Калифорнийского университета в Ирвайне.

Рождение: 22 сентября 1936; Ленинград, СССР

Математический подход Лефевра к социальной психологии часто называют «теорией рефлексии» — из-за ключевой роли, которую он отводит рефлексии (способности субъекта осознавать себя, свои мысли, а также иметь представление о мыслях других субъектов) при моделировании человеческого поведения.

В 1972 г. защитил кандидатскую диссертацию по психологии.

До 1974 работал в Центральном экономико-математическом институте АН СССР; с 1974 — в США.

В настоящее время В. А. Лефевр работает с мозговым центром CADS по проблемам, связанным с «войной с терроризмом».

Существуют две различные этические системы

Исследования в области рефлексии уже позволили ответить на ряд важных вопросов, связанных с природой человеческой морали. Чтобы было ясно, о чем идет речь, я позволю себе начать с метафорической истории, которую я уже использовал в книге Алгебра Совести для иллюстрации различий между двумя типами морали.

Представим себе игрушечный замок, в котором живет бумажный человечек со своими друзьями. Внезапно, огнедышащий дракон "с человеческим лицом" появляется перед замком, грозя сжечь его вместе со всеми обитателями. Маленький бумажный человечек бесстрашно выходит из замка, протягивая дракону руку дружбы и пытаясь пробудить в нем человеческие чувства. Дракон изрыгает пламя, и человечек превращается в горстку пепла. После этого дракон теряет к замку интерес и уходит.

Вообразим себе теперь, что через некоторое время тот же дракон подходит к другому замку, где живет другой бумажный человечек со своими друзьями. Этот человечек ведет себя иначе. Он выходит из замка с крохотной шпагой в руке, готовый, несмотря на различие сил, к смертельной схватке. Дракон опять изрыгает пламя, маленький человечек гибнет в огне, после чего дракон уходит, не тронув замка. Каждый замок канонизирует своего героя.

Проходят столетия, жители замков обнаруживают существование друг друга и сразу же вступают в идеологическую конфронтацию. Жители первого замка считают своего человечка истинным героем, а другого — слабым, потому что у него не хватило мужества выйти к дракону без оружия. Жители второго замка считают героем именно своего человечка и полагают, что первый человечек побоялся взять в руки шпагу и заискивал перед драконом.

Теперь спросим себя, кто из них прав, а кто ошибается? По кратком размышлении мы видим, что нет никаких рациональных оснований отдать предпочтение одной из этих точек зрения, но принять их обе одновременно тоже нельзя. Находясь в рамках науки, мы можем лишь зафиксировать существование двух таких различных нормативных образцов героического поведения.

В этой аллегорической истории отражен один факт, обнаруженный с помощью теоретической модели рефлексирующего субъекта. Существуют две различные этические системы. Герой первой из них склонен к жертвенному компромиссу, а герой второй к жертвенной борьбе. Помимо этого предсказания, модель дает достаточно подробную классификацию нормативных человеческих характеров в каждой этической системе и указывает на связь типа системы с нормативной оценкой комбинации добра и зла. В первой этической системе, в которой герой протягивает руку дружбы дракону "с человеческим лицом", соединение добра и зла оценивается как зло, т.е. ложка дегтя портит бочку меда. Во второй этической системе, в которой герой выходит к дракону со шпагой в руках, соединение добра и зла оценивается как добро, т.е. ложка меда облагораживает бочку дегтя.

Принадлежность данного общества к той или иной этической системе отражается в идеологических текстах, регулирующих моральную жизнь. Для первой системы характерен запрет зла, например: "не лги", для второй — призыв к добру: "будь правдив". Указанные черты этических систем, а также многие другие, более тонкие особенности были вскрыты только благодаря специальной теоретической модели, позволившей связать разнородные факты в единое целое.

Существуют две различные этические системы

В.А. Лефевр: В «Алгебре совести» действительно в виде формул представлены две этические системы. В первой конфронтация добра и зла есть добро, а компромисс между ними — зло, во второй конфронтация добра и зла — зло, а компромисс между ними — добро, единым же для обеих систем являются идеи: конфронтация и компромисс добра с добром — добро, конфронтация и компромисс зла со злом — злом, зло, осознавшее зло, — добро. Кроме того, вся вторая книга посвящена моральному выбору.

Александр Левинтов
Владимир Лефевр: «Алгебра душедвижений»
(Известия, 2003-02-03)

См. также

Ссылки

  • Википедия: Лефевр, Владимир Александрович
  • Wikipedia: Center for Advanced Defense Studies
  • В.А. Лефевр, Стратегические решения и мораль. (2002)
  • Александр Левинтов, Владимир Лефевр: «Алгебра душедвижений». (Известия, 2003-02-03)
  • Илья Кригер, Владимир Лефевр: «Идеологию нельзя создать — она возникнет незаметно, сама собой». (2007-11-01)
  • Недетские игры рефлексивного управления. (2010-05-24)

Литература

       
     
        Чтобы эти исследования продолжались,
пожалуйста, поддержите нас.
       
       
       
Контактная информация     © 2012—2019    1260.org     Отказ от ответственности